Декабрь как всегда пришёл неожиданно. Время подводить итоги, забыть прошлое и готовиться к встрече Нового года. Время покупки подарков, составления меню и выкидывания старого и ненужного. Мебель, конечно, как итальянцы мы не выкидываем, а вот в шкафах и голове навести порядок,  будет весьма кстати.

Перебирая старые документы и бумаги, Надя вдруг обнаружила свою записную книжку времен студенчества. Все контакты из неё давно потеряны, многие забыты и даже имена и фамилии ни о чем не говорят. Потрепанные страницы, выцветшие буквы. Экземпляр явно на выброс. Захлопнув книжку, Надя кинула её в сторону мусорного ведра. Во время «полёта» из записной книжки выпала одна страничка. Маленький листочек. На нём мелким мужским почерком написан номер телефона. И этот номер Надя помнила. Помнила наизусть, хоть и прошло уже больше 20 лет с того дня, когда она в последний раз его набирала.

В памяти всплыла далёкая осень. Она студентка первого курса экономического института. Красивая, молодая, полная уверенности в завтрашнем лучшем дне. Вместо учёбы в первые недели сентября первокурсников отправили на помощь сельскому хозяйству, собирать урожай. «На картошку», как тогда говорили.

Надю с однокурсницей Машей поселили в дом к бригадиру тёте Любе, так она попросила её называть. Женщина оказалась очень приветливой, общительной и весёлой. Баловала девчонок вкусностями и интересными рассказами о своей деревенской жизни. Детей у тёти Любы не было, и всю свою нерастраченную материнскую нежность она с радостью выплёскивала на студенток — квартиранток.

В один из дней тётя Люба познакомила девчонок со своим племянником. Денис приехал к родственнице погостить, отдохнуть и помочь по хозяйству. Родная сестра Любы с семьёй давно перебралась в райцентр, но единственный племянник не забывал свою одинокую тётку. Все каникулы, учась в школе, он проводил у неё в доме. Но и повзрослев, не забыл дорогу в родные края. Той осенью Денис был призывником, поступление в институт было провалено и впереди его ждали два года службы.

Наде сразу понравился этот высокий широкоплечий парень. Хотя его сложно было назвать красивым: крупный нос, широкие скулы и большие губы. Но обаяние и харизма лились через край. Он наверняка догадывался, что нравится девушкам, но не переходил границы дозволенного и не лез напролом.

Надя любила смотреть, как Денис работает. Тихонечко садилась у окна и наблюдала, как умело он справляется с любой работой по хозяйству. В его руках всё “горело”. В хорошем смысле этого слова. Денис мог и дров наколоть, и корову подоить, и траву покосить, и крышу починить. За чтобы он не брался, всё получалось быстро и аккуратно. Денис выгодно отличался от своих городских ровесников. Был серьёзнее, спокойнее и даже как-то мудрее.

Когда тебе 17 лет, и ты ждёшь своего единственного принца, устоять перед таким парнем сложно. И Надя не смогла. Она влюбилась. Влюбилась серьёзно и по-настоящему. Это уже была не просто влюбленность романтичной девушки, это была любовь. Первое глубокое чувство, от которого и бабочки в животе, и мечты о будущем, и желание быть вместе каждую секунду и навсегда.

Просто подойти и сказать о своих чувствах Надя не могла. Всю жизнь ей внушали, что первый шаг должен сделать мужчина, что девушка должна быть скромной тихой и застенчивой. Молча стоять в сторонке, опустив ресницы и ждать. Ждать, когда заметят и полюбят за скромность. Нельзя высовываться, нельзя выделяться, нельзя улыбаться. Надо просто ждать. И этот “урок” Надя усвоила на «отлично». Пока её подружки ходили на танцы, знакомились, целовались и обнимались, она сидела у окошка и наблюдала за Денисом.

Неизвестно сколько бы ещё она так пряталась за занавеской и тайно вздыхала, если бы однажды за этим занятием её не застала подружка.

-Надюш, а что это ты там такое интересное увидела, что уже полчаса сидишь, как вкопанная? — подходя к окну, спросила Маша. Отогнув занавеску и выглянув во двор, она сразу всё поняла.

-И долго ты тут будешь сидеть в своем подполье? Ты б хоть на улицу вышла, на лавочку присела. Толку б больше было. Он тебя как здесь заметить-то должен, а? Ой, Надька, сложно тебе будет. Давай-ка собирайся, сегодня идем на танцы, — сказав это, Маша скрылась за дверью. А уже через минуту Надя увидела, как она подошла к Денису и о чём-то с ним заговорила. Надя вжалась в кровать и покраснела. Меньше всего она хотела, чтобы кто-то раскрыл её тайну Денису. Маша вернулась в дом и гордо объявила:

-Всё! Я договорилась. У нас будет сопровождение. Пойдем на танцы, как королевы!

Спорить с Машей было бесполезно, она всегда добивалась своего и умела убеждать. Поэтому Надя подчинилась, но в глубине души была даже благодарна ей за это почти свидание с Денисом. Танцы в сельском клубе для Нади были, как настоящий выход в свет. Ведь дома, в городе, родители запрещали ей посещать любые увеселительные мероприятия позже девяти вечера. Сначала они мотивировали это тем, что она не доросла, потом тем, что нужно окончить школу и поступить в институт. Неизвестно что бы они придумали сейчас, когда поступление произошло, но Надя уехала на сельхоз работы быстрее, чем наступили первые выходные сентября.

Вечер складывался волшебно. Маша была умной и весьма продвинутой девушкой и, конечно же, подстроила все так, чтобы Надя и Денис возвращались с танцев без неё.

Теплое “бабье” лето, красивый закат и умопомрачительная природа вокруг. Идти домой не хотелось совсем. Денис предложил прогуляться к реке. Наде хотелось остановить время, продлить этот вечер.

Денис оказался не только обаятельным и трудолюбивым, он был еще весьма начитан и умён. О чём только не говорили они тогда, столько общих тем и интересов нашлось. Наверное, так и встречаются две половинки целого. Среди десятков и сотен других ты находишь того, кто близок и понятен тебе, с кем легко и просто, от кого не хочется уходить. Ребята и не заметили, как закат сменился рассветом. И домой всё-таки пришлось возвращаться.

Теперь Наде не надо было прятаться возле окошка, чтобы любоваться Денисом. Он почти всегда была рядом. Провожал и встречал её с работы, приглашал на свидания.

Свобода от родителей, любимый рядом — это ли не счастье? Надину эйфорию омрачало только одно. Всё это скоро закончится. Она уедет в город через неделю, Денис уходит в армию на долгих 2 года.

Как же хотелось остановить время, замедлить ход минут. Но, как назло, дни пролетали словно мгновения. День сменял ночь, ночь приходила на смену дню ещё быстрее. Надя и Денис старались проводить вместе, как можно больше времени, но оба они понимали, что расставание неизбежно.

И вот наступил он — такой нежеланный день разлуки. Это была суббота. Бабье лето уступило свои права ветру и серому небу. Погода словно плакала вместе с Надей мелкими холодными каплями сентябрьского дождя.

И автобус приехал за студентами, как назло, очень рано. Видимо, водителю хотелось поскорее сдать их родителям и отправиться на заслуженный выходной. Денис и Надя не успели даже толком попрощаться. Они были так расстроены предстоящим расставанием, что чуть не забыли обменяться телефонами. В самый последний момент, Денис вложил в Надину руку маленький листочек бумаги:

-Позвони мне, как доберешься. Я сегодня тоже уезжаю домой, послезавтра призыв…

-Конечно, я обязательно позвоню, — чуть сдерживая слёзы, пообещала Надя.

Чем дальше автобус увозил Надю от Дениса, тем сильнее ныло сердце, тем быстрее хотелось увидеться снова, чтобы не расставаться больше никогда. Пыльная дорога, слегка прибитая дождем, унылые, перепаханные в зиму, поля и осеннее тусклое небо никак не добавляли радости. Всё было окрашено в темно-серый цвет: и эмоции, и пейзаж за окном.

Через час автобус въехал в город. Возле института довольных и повзрослевших студентов высадили, пересчитали и, напомнив о том, что в понедельник начинаются занятия, отпустили по домам.

Дома Надю ждали родители и запах маминых фирменных пирожков с капустой. Как же она соскучилась по дому, по родным, по своей комнате, по привычному запаху и обстановке.

Анна Николаевна, мама Нади, была женщиной волевой. В свои 40 с небольшим она достигла многого, возглавляла отделение республиканского госпиталя, пользовалась заслуженным уважением коллег, хотя никогда не отличалась сантиментами, была крайне строга, консервативна и требовательна. Даже к своей единственной дочери. Она прочила ей прекрасную карьеру и успешного мужа. В идеале дипломата или чиновника высокого ранга. Поэтому, заметив, что Надя вся светится, задала вопрос в лоб:

-Влюбилась?

Отец, заметив смущение дочери, попытался вступиться за неё и как-то смягчить разговор:

-Ну, что ты пристаешь к ребенку с порога? — ласково улыбаясь и обнимая Надю, спросил Валерий Иванович. В отличие от своей жены, он был мягким, добродушным человеком. Его сложно было заставить убрать с лица улыбку или огорчиться. Позитив был его вторым “Я”. И именно к отцу всегда бежала Надя со своими проблемами и вопросами. Она знала, что папа поможет, папа защитит, спасет и решит любую задачу.

-Валера, прекрати! Вечно ты всё упрощаешь и никогда не видишь ничего ужасного даже в катастрофе вселенского масштаба. Так что, дочь? Ничего не хочешь нам рассказать? — поворачиваясь к Надежде, спросила Анна Николаевна.

-Да, мама! Я влюбилась. Он самый лучший, добрый и умный. И очень похож на нашего папу, — справившись с волнением, ответила Надя.

— Ну, надо же, прям принц. А чем занимается этот умный и добрый товарищ? — усиливая строгость в голосе, задала следующий вопрос Алла Николаевна.

-Послезавтра он уходит в армию. Не смог поступить в институт, не хватило нескольких баллов. Отслужит, вернётся и будет пробовать снова. Или пойдет работать на завод. У него золотые руки, он может всё, — уже совсем спокойно отвечала Надя.

-Надя! Ты в  своём уме? Какая армия, какой завод? Где ты откопала его? — Анна Николаевна уже почти перешла на крик.

-Мама… Я никого не откапывала. Мы познакомились в деревне. Денис приезжал к своей тёте, чтобы помочь по хозяйству. Они с семьёй переехали в райцентр.

-О, Божееее!!! — Анна Николаевна схватилась за голову и вышла из комнаты.

-Ничего, доченька! Не переживай! — попытался успокоить Надю, Валерий Иванович.- Всё образуется.

В квартире воцарилась тишина, напряжение росло и позвонить Денису в такой обстановке было бы верхом безрассудства. И тут Надя вспомнила, что свой телефон она так и не успела ему записать…

Последующие несколько дней Надя слушала бесконечные мамины нравоучения про то, что жизнь не всегда похожа на сказку и что сказочный принц не может быть родом из деревни, не иметь образования и вменяемых перспектив на ближайшую пятилетку.

Сколько было пролито слёз и произнесено обидных слов в ответ. А время шло. К вечеру понедельника Надя уже поняла, что в ближайшее время найти Дениса будет проблематично. Она со слезами на глазах рассказывала о своих печалях подружке Маше, которая стала их с Денисом помощницей там, в деревне.

А Маша недолго думая предложила прогулять пары и съездить к тете Любе за армейским адресом Дениса. Ведь наверняка он сообщил его любимой тётушке.

Прогул решено было совершить в ближайшую пятницу. Утром девушки встретились на вокзале, купили билеты на автобус и отправились в путь дорогу. Вперёд за мечтой! На этот раз дорога не казалась Наде такой серой и унылой, как в день отъезда из деревни. Светило солнце, на небе не было ни облачка, и она ликовала от чувства свободы и ожидания счастья. Примерная отличница прогуливает занятия, чтобы втайне от матери узнать адрес любимого. Романтика, да и только!

Тётя Люба очень обрадовалась девчонкам и, конечно же, с радостью поделилась адресом Дениса. Служить его отправили в другую область, на границу. Часть была закрытой, посещения запрещены, но письма ходят исправно.

Вернувшись домой, Надя надежно спрятала листочек с адресом и ночью написала первое письмо Денису. Так началась их переписка. Ключ от почтового ящика был только у Нади, поэтому никто ничего не мог заподозрить.  Надя жила, как во сне. Письма приходили по несколько раз в неделю и были для неё глотком свежего воздуха. В них было столько нежности и любви, что она готова была терпеть мамины придирки. Он жила от письма к письму. И ждала… Вычеркивала дни до окончания срока службы Дениса.

Так продолжалось более полугода. А потом письма перестали приходить. Надя по привычке продолжала писать Денису почти каждый день и каждый день с надеждой заглядывала в почтовый ящик, чтобы увидеть там заветный конверт без марки от любимого. Но писем не было. Ни одного. Прошел месяц, два, три и Надя стала волноваться. Домашний телефон Дениса не отвечал ни утром, ни днем, ни вечером. И тогда Надя решила снова поехать по знакомому маршруту — к тете Любе.

На дворе стоял июль, позади первый курс, впереди первые каникулы. Купив билет на станции, и сказав родителям, что идет с подругами отметить окончание сессии в кафе, Надя снова отправилась в деревню, познакомившую её с любимым.

Но, к сожалению, единственная ниточка, связывавшая его с ним, оборвалась. Оказалось, что месяц назад тёти Любы не стало. Сердечный приступ. И лишь опустевший дом с заколоченными окнами сиротливо встретил Надежду.

Вот так и закончилась эта история. Ни следов, ни писем, ни звонков. Надя по инерции открывала почтовый ящик каждое утро и каждое утро она теряла маленький кусочек надежды. Надежда без надежды… Без любви и с тоской в сердце. Может и вправду мама была права и сказочных принцев не существует? Как забыть прошлое и снова научиться верить в чудеса?

Потом было замужество, о котором так мечтала мама. Красивый и успешный, перспективный и удачливый, но нелюбимый муж. Может быть, поэтому и недолгим был этот брак, полный скандалов и непонимания. После него осталось только опустошение и неутешительный диагноз “бесплодие” — следствие выкидыша на почве нервного срыва.

Прошло столько лет, а до сих пор, глядя на этот маленький кусочек с 5 цифрами телефона, безжалостно щемит сердце и плачет душа. Почему? Куда ты пропал, Денис? Как сложилась твоя жизнь? Где ты сейчас? Счастлив ли? Помнишь ли меня?

Надя задумчиво смотрела в окно на падающие снежинки и внезапно её словно током ударило: Мама! Она точно знает ответы хотя бы на некоторые мои вопросы. Рука потянулась к телефону и набрала номер.

-Мама, скажи мне, ты помнишь Дениса? – сходу начала Надя.

-Какого Дениса, Надя? Ты почему не спишь так поздно? Что случилось? — голос Анны Николаевны был скорее удивленным, чем обеспокоенным.

-Того Дениса, мама, которого ты невзлюбила с первой секунды, как только про него узнала… Того самого, которого я любила, наверное, все эти годы.

-Аааа, ты про это. Ну,  а он, похоже, не любил тебя вовсе, если так легко отказался и смог забыть, — начиная нервничать, отвечала Анна Николаевна.

— Что ты хочешь этим сказать?

-Я хочу тебе сказать, дочь, что, если человек действительно любит, он не станет никого слушать и будет добиваться своего. А раз уж он отступился после одного моего письма, то и скатертью дорога.  

— Я так и знала… без твоей “помощи” здесь не обошлось. Скажи мне только как? Как ты это сделала? — упавшим голосом спросила Надя.

-Как как. Просто. Очень просто. Всё просто, если ты мудрая взрослая женщина, а не глупая девочка, у которой на лице все написано. Ты думаешь, я не видела, что ты счастлива и не догадалась по какой причине? Я просто нашла ваши письма и написала ему. Поверь, у меня было много аргументов, чтобы заставить его оставить любые попытки испортить твою жизнь. Он оказался гораздо проще и примитивнее, чем ты себе нарисовала. Его деревенская гордость не позволила переступить через эгоизм и попытаться быть с тобой рядом. И на твоем месте я бы не расстраивалась из-за такой “потери”. Ни к чему хорошему эта связь все равно бы не привела.

-Спокойной ночи, мама. И спасибо тебе!  Ты очень заботлива и мудра. Но я на своём месте, прости. — Надя кинула трубку и застыла. Не было обиды, злости или горечи. Одно сплошное непонимание.

Самый родной человек, мама, любимая мама… Почему ты решила, что можешь решить за меня что для меня лучше? Почему ты позволила себе совершить эту подлость, и почему до сих пор в тебе нет ни капли сожаления или раскаянья. Почему?

Взгляд снова упал на маленький листок бумаги с номером телефона.

Конец года…

Время решать задачи и избавляться от старых обид…

как забыть прошлое девушке