Первомай в доме Стрельцовых всегда отмечался с размахом. С раннего утра на кухне начинало пахнуть бабушкиными пирогами и маминой фирменной солянкой. Гости по традиции собирались к обеду. Но причиной такого пышного празднования был совсем не мир, труд и май. Стрельцовы чествовали единственную и любимую дочь и внучку.

Раньше, когда Николай Егорович, дедушки именинницы, занимал высокий пост, праздник переносился загород, на правительственную дачу. Это были счастливые беззаботные времена. Но эти времена давно канули в лету. Теперь всё происходило в городской квартире, но с не меньшим размахом.

Катя была любимицей семьи. В ней не чаяли души и сдували пылинки. В детстве она была крайне болезненным ребенком, не вылазила из простуд, воспалений лёгких и прочих неприятностей. Летом её вывозили в Крым, показывали лучшим врачам и научным светилам, кормили витаминами и заморскими полезными продуктами, но Катя упорно не желала становиться румяной и здоровой девочкой.

Но, несмотря на бледность и худобу, Катя была очаровательна и мила. Рыжие густые волосы большими красивыми локонами струились по плечам, обрамляя нежное личико с правильными чертами. Огромные бездонные глаза небесного цвета излучали свет. А плавным грациозным движениям, походке и мелодичному голосу позавидовала бы даже королева.

семейная тайна

Она была особенной девочкой, не похожей на своих сверстников. Казалось, что в ней скрыто столько мудрости и знаний, что их хватило бы на тысячи библиотек. Не похожа Катюша была и на своих родных. Среди кареглазых брюнетов она выделялась, как яркое солнышко. Бабушка всегда так её и называла: “Моё солнышко!”

Характер девочки был тоже особенным. Тихая, кроткая, добрая и всегда готовая прийти на помощь, она располагала к себе, и вокруг неё всегда было много друзей и подруг. Отличница в школе, примерная дочь и внучка дома. Девочка-сказка, девочка-мечта.

Неудивительно, что ребята сходили от нее с ума, и отбоя от кавалеров никогда не было. Особенно сейчас, когда красота её расцвела в полную силу. Кате исполнялось 18 лет. И в этот день родные решили устроить грандиозный праздник. Такой чтобы запомнился на всю жизнь. Они и предположить не могли насколько запоминающимся он станет для всех.

День рождения начался рано утром

В 6 утра первой проснулась бабушка Кати, Маргарита Николаевна. Это была статная высокая женщина, мудрая и рассудительная. На ней держался весь дом, и именно она задавала атмосферу в семье. К ней приходили за советом, она занималась планированием трат и созданием уюта в доме. Она заправляла всем, как капитан на судне, но при этом не была деспотичной и своенравной. Скорее, наоборот, добрая Фея — домохранительница.

Вот и сегодня, пока все ещё крепко спали, она тихонько прошла на кухню и начала готовить праздничный обед. Маргарита Николаевна очень любила такие минуты, когда ей удавалось остаться одной, в тишине, в окружении кастрюлек и тарелок. Она могла часами готовить, создавая настоящие кулинарные шедевры. И это не утомляло её, не надоедало, а придавало энергии и сил. Готовила она отменно, как заправский шеф-повар дорогого ресторана.

Обязательным атрибутом праздничного меню был её фирменный пирог с сёмгой. Он разлетался мгновенно, исчезал с тарелок гостей со скоростью звука. Именно с него начала Маргарита подготовку ко дню рождению внучки.

Через час на кухню, потягиваясь, зашел Николай Егорович.

-Мммм… какие ароматы, Маргоша! Доброе утро, волшебница моя, — и поцеловал жену.

-Доброе утро, Николаша! Как спалось? Ты что-то сегодня ворочался полночи. Опять сердце? — заботливо спросила Маргарита Николаевна мужа.

-Да нет, всё хорошо. Кошмары просто снились какие-то. Будто иду я с Катюшей по полю. Кругом ромашки, трава по пояс. А вдалеке речка. И вот подходим мы к этой речке, а оттуда русалка и манит Катюшу к себе. И она идет, заходит и исчезает под водой. А я даже пошевелиться не могу, стою, как парализованный и слова в горле застревают. Как бы чего плохого не приключилось, Маргоша. 18 лет прошло, а я всё боюсь, что заберут у нас Катюшу…- задумчиво произнес Николай Егорович.

-Коля… Ну, давай не будем думать про плохое. Всё будет хорошо. Мне то, ты веришь больше, чем своим снам?

-Тебе верю. Но предчувствие у меня нехорошее. Дай мне, что ли картошку почистить или еще чего. Займу руки, может и голова освободится.

-Вот это ты молодец! На-ка тебе список того, что нужно покрошить и натереть. Занимайся, — улыбаясь, ответила Маргарита и вручила мужу блокнот с записанным меню.

Ещё через час в кухню зашли родители Кати — Егор и Наташа.

-Доброе утро, чем это у вас тут так вкусно пахнет? Мама опять будешь радовать нас своими изысками? — довольно потирая руки, спросил Егор.

-Да, Маргарита Николаевна, балуете вы нас, — вторя мужу, произнесла Наталья и заглянула в холодильник.

-Ну, что родственнички, пойдем будить именинницу?

-Подожди, Егорушка, пусть поспит еще. Успеется. Помоги вон лучше отцу, ему веселее и ты при деле. А то что-то дедушка наш захандрил — засмеялась Маргарита Николаевна.

-Что случилось, Николай Егорович? — заботливо спросила Наталья — Плохо себя чувствуете?

-Да я, Наташа, последние 18 лет так себя чувствую. Как вор, который украл и ждет милицию… — вздыхая, ответил Николай Егорович.

На кухне повисла пауза. Никто не решался её прервать. В тишине слышался только ход часов и звук ножа, разрезающего праздничные продукты.

принятие решения

Что скрывает семейная тайна?

Первым не выдержал Николай Егорович.

-У меня предчувствие… Нехорошее. Мне кажется, мы можем потерять Катюшу. Потерять из-за собственной трусости и глупости. Вы знаете, что мои предчувствия меня никогда не обманывают. Надо что-то решать, родные мои… Что-то решать… Я человек уже не молодой и уходить с этим грузом я не смогу. Рано или поздно она все равно узнает правду. Так почему бы не сейчас, не от нас. Не от самых любящих и родных людей?

-Николаша, ну, подожди! Мы же тысячу раз это обсуждали. Мы приняли решение сохранить эту тайну. Мы всё сделали для того, чтобы она никогда не открылась. — заволновалась Маргарита Николаевна.

пишу сердцем баннер

-Папа, в самом деле, чего начинать снова и ворошить прошлое? — повышая голос, вступился за мать Егор.

-А я думаю, Николай Егорович прав… — тихо произнесла Наталья. Он прав! Тысячу раз прав! Я тоже устала от этой лжи, устала бояться и ждать, когда и как это раскроется. Мы не можем предусмотреть всё, жизнь она же такая длинная, такая непредсказуемая. Я очень благодарна вам всем. Вы мои самые любимые и родные люди. Кроме вас, у меня никого нет. Вы были моей поддержкой 18 лет назад. Вы сделали всё, чтобы я была счастлива. Но теперь я должна вернуть долги. Никто из вас не должен чувствовать себя виноватым и жить в страхе. Шила в мешке не утаить.

И снова стало очень тихо. Четверо взрослых людей сидели на небольшой уютной кухне и молчали. Каждый о своём. И каждый вспоминал тот далёкий первомайский день.

18 лет назад

В тот день точно так же светило солнце, градусник показывал летнюю температуру, а настроение праздничного выходного дня сквозило из каждого окна.

Наташа и Егор собирались на дачу к родителям, отдохнуть и отметить праздник. Но телефонный звонок изменил их планы. И, как потом оказалось, всю жизнь.

-Наташа, доброе утро. Это Оксана. Спасай! У меня горе, ночью умерла свекровь. Подмени, пожалуйста. У меня сегодня ночное дежурство.

-Ксюша, конечно. Прими мои соболезнования. Поезжай и не переживай. Я тебя подменю.

-Я никуда не еду, — поворачиваясь к Егору, сказала Наташа. — У Ксюши умерла свекровь, а у нее ночная.

-Понятно, дальше не продолжай. Я же муж врача. Всё понимаю. Ничего, съездим на следующей неделе. Родителям я позвоню, предупрежу. А ты ложись, поспи. Ночь может быть не самой простой.- Заботливо предложил Егор.

Вот так праздничный выходной превратился в обычный рабочий день врача-акушера Стрельцовой Натальи Алексеевны.

Вечером, подходя к родильному отделению городской больницы, Наташа увидела маленький сверток на ступеньках служебного входа. Наклонившись, Наташа услышала хриплое посапывание, и увидела маленькие ножки, торчащие из кучи тряпья.

-Господи, да что же это такое! — Наташа схватила малыша на руки и несколько раз нажала на звонок входной двери. С той стороны послышались неспешные шаги.

С силой застучав по двери, Наташа крикнула:

-Это Стрельцова! Скорее!

Дверь распахнулась, Наташа отдала распоряжение готовить реанимацию и бегом побежала в отделение, бережно держа в руках крохотное маленькое почти бездыханное тело малыша. В тот момент она вспомнила всех святых, все молитвы и просила небо лишь об одном: “Пусть это чудо живет! Пусть живет, Господи, пожалуйста. Помоги!”

Быстрый осмотр, реаниматолог, анализы и чудесная маленькая девочка была помещена в кувез под аппарат ИВЛ. Прогнозы, к сожалению, были неутешительные. Спасти ребёнка могло только чудо, и на него Наташа и уповала. Она сделала обход в отделении и пришла в реанимацию, чтобы быть рядом.

Она плакала и не могла понять, почему Бог так несправедлив. Они с Егором уже восемь лет и мечтать не могут о таком чуде, а кто-то взял и выкинул малышку, как котенка, как ненужную вещь через несколько часов после рождения. И этот кто-то будет жить дальше, ходить по этой земле, дышать, радоваться жизни, строить планы и смотреть в будущее. А у этой крошки будущего может не быть. Каждая секунда может стать для нее последней.

Наташа смотрела на эти маленькие руки, ножки, на кучу проводов и трубочек и её сердце просто разрывалось от боли. Если бы она могла поделиться с этой девочкой своим теплом, своим здоровьем, она бы ни на секунду не задумывалась. Но ей оставалось только уповать на Бога, молиться и верить, что всё обойдется.

В дверь палаты тихонько зашла медсестра и, тронув Наташу за плечо сказала:

-Наталья Алексеевна, у нас почти ЧП. Привезли роженицу, схватки пока нерегулярные, но она требует позвать врача, плачет и хочет написать отказ от ребенка.

-Да что ж сегодня за день-то такой?! — Наташа вскочила и выбежала из реанимации.

В предродовой палате она увидела хрупкую молодую девочку, почти дитя. Её огромные голубые глаза были полны слёз и ужаса. Увидев Наташу, она бросилась ей навстречу, разрыдалась в голос и почти прокричала:

-Доктор, миленькая, заберите у меня этого ребёнка. Заберите! Я не хочу! Я не могу его забрать, мне он не нужен.

-Так, а ну — ка успокоилась! Тоже почти переходя на крик, резко остановила её Наталья.

-Как зовут? Фамилия? Откуда такая к нам пришла? — уже чуть тише стала отвлекать внимание и пытаться успокоить Наташа.

-Настя. Настя Завгородняя. Я учусь, меня выгонят, я не могу… — снова перейдя на плач и крик, продолжала девушка.

-Так! Давай мы сейчас успокоимся и спокойно всё решим. Никто никуда тебя не выгонит и никто не обидит. Ты меня слышишь? — заглядывая прямо в глаза, тихим спокойным голосом спросила Наташа.

беременность девушка плачет

Девушка почти перестала плакать, присела на край кровати и тихим голосом стала рассказывать Наташе свою историю. Всё оказалось до банального просто. Приехала из глубинки, поступила в институт, познакомилась со столичным парнем, обещал золотые горы, жениться и увезти в заморские страны. А на деле всё оказалось не так радужно и весло. Узнав, что Настя беременна, предложил дать денег на аборт. Сначала она испугалась, а когда всё взвесив и решившись на страшный шаг, она попросила ей помочь, кавалера сдуло ветром. И теперь заканчивается учебный год, надо сдавать сессию и уезжать на каникулы домой, к родителям. Из общежития обещали выгнать, а ехать с ребенком в деревню никак нельзя. Отец проклянет и выкинет и её, и малыша. Вот и посоветовали подружки родить и отказаться. Страшно, стыдно, но другого выхода нет.

С одной стороны Наташе было безумно жаль эту девочку, но нарождённый малыш был не виноват в том, что ему достались такие родители. Он должен жить, должен расти в семье, быть окруженным заботой, лаской, любовью.

И опять этот вопрос ввысь: Господи, почему? Почему ты не даешь мне стать мамой? Почему ты отправляешь малышей вот таким вот мамашам? Почему???

Пока Наташа пыталась успокоить Настю и успокоиться самой, выяснить, где она состояла на учете и состояла ли вообще, начались схватки.

-Пойдем, милая, я тебя осмотрю, — ласково сказала Наташа.

-Мне страшно, доктор… Мне очень страшно… Вы же мне поможете? – с надеждой в голосе спросила девушка.

-Для этого я здесь и работаю. Ничего не бойся. Всё будет хорошо!

Через час Настя родила девочку. Она была очень слабенькой, дышать самостоятельно не могла. Пришлось и её отправить в реанимацию. Наташа не отходила от малышек всю ночь. Она смотрела на них и плакала. Она так и не научилась не реагировать на такое, не зачерствела за 10 лет работы и не привыкла к тому, что иногда в жизни бывает и так.

Под утро в одном из кувезов остановилось маленькое сердечко маленького Ангела. Одним чудом на земле стало меньше.

-Наверное, так надо. Кому? Зачем? Почему, дав тебе жизнь на несколько часов, тебя забрали назад, солнышко? В чем ты провинилась? – Наташа вытерла слёзы, задумалась на секунду и вдруг решительно подошла ко второму кувезу, достала бирочки, вернулась к первому и заменила их. На её лице ничего не дрогнуло. Казалось, что она что-то давно придумала и сейчас просто воплощает свой план в жизнь.

Через полчаса она вошла в палату к спящей маленькой хрупкой девушке, тронула её за плечо и попросила сесть.

-Настя, мне очень жаль. Но твоя малышка очень слаба. Она так и не смогла самостоятельно дышать. К сожалению, мы не смогли ей помочь. Её больше нет.

Эти глаза… Эти глаза Наташа помнит всю свою жизнь. Эту глубокую синюю бездну, полную мудрости и хранящую какую-то Вселенскую тайну. В них больше не было страха или отчаянья. В них была лишь невыразимая тоска.

-Как мне теперь жить? – тихо прошептала девушка — Как мне с этим жить? Это же я убила свою малышку. Я! Скажите, а ей ведь там будет хорошо? Ей же будет лучше, чем в детдоме?  — вглядываясь в Наташины глаза, спрашивала Настя.

-Ей будет очень хорошо! Я тебе обещаю!

Наташа вышла из палаты, прошла в свой кабинет и набрала номер телефона.

-Егор… Пожалуйста, приезжай.

Процесс удочерения не занял много времени, и через месяц в доме Стрельцовых поселилось маленькое рыжеволосое чудо по имени Катюша.

И вот теперь, спустя 18 лет, четырем взрослым предстояло сделать своему самому любимому маленькому человечку самый главный подарок – подарить её настоящую жизнь. Жизнь с правом выбирать, с правом знать свои корни, своих родителей. Они подарили ей 18 волшебных лет, и будут любить её всегда, несмотря ни на что. Она всегда будет их милым ясным солнышком, их гордостью и надеждой.

Не сговариваясь, всё семейство направилось к детской, пропустив вперед Наташу.

Ласковое солнце нежно гладило каштановые локоны их такой маленькой, но такой уже взрослой принцессы.

-Солнышко, просыпайся! Мы пришли тебя поздравить! – тихо склоняясь над дочерью, прошептала Наташа — Но сначала мы должны тебе кое-что рассказать.

-Что? – улыбаясь и потягиваясь в кровати, спросила Катюша – Я всё знаю. Я всё про вас знаю. Вы – лучшее, что подарила мне жизнь. Я люблю вас!

Читайте больше рассказов в разделе «Рассказы о любви»

пишу сердцем баннер

девушка спит