Снег не умеет ошибаться

Снег не умеет ошибаться

В свои 40 с небольшим Оксана радовалась первому снегу, как ребенок. Она любила, когда осенняя грязь и слякоть начинала покрываться тонким белым покрывалом. Любила наблюдать за тихо падающими снежинками. Первый снег всегда нёс с собой что-то новое и волшебное. И пусть он таял уже на следующий день, но ощущение прихода праздника и сюрпризов оставалось.

Зиму Оксана не любила и с удовольствием бы согласилась на смену климата, но первый снег действовал на неё магически. Только заметив за окном первые снежинки, она откладывала все дела, какими бы важными они не были и становилась у окна. Могла так стоять часами, улыбаясь и вспоминая свою жизнь.

Первые воспоминания, которые отложились у неё в голове – это прогулки с папой. И почему-то именно по снегу. Она чётко помнит всё до мелочей: свою не по размеру коричневую мутоновую шубку, ярко красную шапочку со снеговиком, такие же варежки и санки. Большие деревянные санки, в которых с лёгкостью бы могло поместиться несколько таких же карапузов, как она. Она помнит ветер, дующий в маленькую щёлочку между лбом и носом, помнит запах шарфика, которым мама заматывала её нос. И как будто видит лёгкую струйку пара из-под него. Крепкая спина огромного мужчины, тянущего её сани по сугробам. Это папа. Самый дорогой и близкий человек в её жизни. Большой и сильный, качающий её на руках, целующий в маленький нос. Надежный. С ним было легко и спокойно, он решал все её детские проблемы. И не детские тоже. Он всегда был рядом. 39 лет она дышала им, она грелась в его любви и знала, что папа может всё. Папа – стена, за которую можно спрятаться, папа – плечо, в которое можно уткнуться носом и пореветь, папа – лучший в мире советчик и помощник.

папа везет на санках

Папы не стало внезапно. Серым дождливым днём на исходе октября. Пустота… Пустота и мрак вот и всё что ощущала тогда Оксана. Мама переживала его уход тяжело, но сумела быстро взять себя в руки. Оксана же ещё долго жила с ощущением, что папа жив, что стоит снять трубку, набрать номер и он по привычке скажет: «Привет, малыш, как дела?» Прошло уже больше года, а она иногда ловит себя на мысли, что это был сон.

В день похорон Оксана молча смотрела в небо и мысленно задавала вопрос: «Зачем? Зачем ты его у меня отобрал?» Слёз не было, было жгущее изнутри чувство безысходности и тоски. Она ощущала, что папа рядом, что он сейчас смотрит на неё и пытается успокоить, но ей нужно было доказательство. Какой-то физический знак, что это не плод её воображения. И пошёл снег… Выпал первый снег. Большие белые хлопья падали с абсолютно чистого прозрачного осеннего неба, блестели на солнце и тихо опускались на землю. Это зрелище завораживало. Но было не самым удивительным. Чудо было впереди. Когда Оксана уже уходила с могилы, она вдруг увидел на цветах пчелу. Настоящую живую пчелу. В конце октября, под падающим первым снегом. И с тех пор в ней живет незыблемая вера, что папа не ушёл, не бросил её. Он просто стал её небесным Ангелом-хранителем.

Теперь все свои вопросы Оксана записывала в дневник и обязательно получала ответ. В случайно увиденных статьях, в экране телевизора, в радиопередаче или в обрывках фраз, проходящих мимо людей. Она продолжала жить под защитой лучшего в мире мужчины.

снег в мае

С первым снегом были связаны и воспоминания о первой любви, первом свидании и первом поцелуе. Снег был синонимом сказки, знаком, что чудеса существуют. Снег выпал и в день, когда Оксана выходила замуж за Андрея. И всё бы ничего, подумаешь снег. Если бы это было не 3 мая.

Вот и сегодня тоже пошёл первый снег. Как всегда, неожиданно. Оксана стояла возле большого окна в коридоре больницы и ждала результатов анализов и направления на УЗИ. Они с Андреем уже в 3 раз предпринимали попытку ЭКО. 20 лет они ждут своё маленькое чудо, а оно где-то потерялось.

Увидев за окном снег, Оксана улыбнулась. Ей уже не нужны были анализы и УЗИ. Она точно знала – Чудо свершилось. Снег не умеет ошибаться…

Каждый месяц я размещаю по одному рассказу из своего сборника «Пишу сердцем». Какие-то полностью, какие-то только частично, сохраняя интригу. Примерно через 4 года все они появятся здесь, на моём сайте. Если вы не хотите ждать так долго и очень любите истории, основанные на реальных событиях, то можете пробрести мой сборник в электронном виде уже сейчас.

Буду рада видеть вас в числе своих поЧитателей

сборник рассказов о любви

 

Маруся: один день из жизни

Маруся: один день из жизни

Маруся всю жизнь не любила осень. И сейчас, гуляя по парку и перебирая ногами яркие осенние листья, она вновь ощутила  тоску. Осень всегда была для нее каким-то особенно несчастливым временем года. Почему-то всё самое неприятное случалось у неё именно осенью. И Маруся не знала, как разорвать это порочный круг. Эту бесконечную череду неприятностей и проблем.

Листья шуршали под ногами, солнце светило и пригревало, а в голове рождались мысли, обгоняя друг друга: «Что же нужно сделать, чтобы начать дышать полной грудью, жить с удовольствием, на полную катушку? Чтобы перестать оглядываться назад и с ужасом смотреть в будущее, не видя никакого просвета. Как снова научиться мечтать и верить в то, что лучшее, если не прямо здесь и сейчас, то хотя бы не за горами? Как вернуть себе детскую веру в чудеса. В Деда Мороза, в волшебных Фей, в сказочного принца на долбаном белом коне. Как?

Как всё это провернуть, если кругом одна сплошная пятая точка, серость, мрак, депрессия, апатия и прочая психологическая ерунда. А может пореветь? Душевненько так. В голос и, чтобы обязательно три платка в хлам, чтоб глаза, как у кролика, чтоб утром вся опухла и в голове пустота. Нет! Это мы уже проходили. Голова слишком быстро опять наполняется всякой разной ерундой… Да и смысл реветь, если некуда воткнуть свой красный нос и некому вытирать тебе сопли?!»

Вот в таких грустных раздумьях подходила Маруся к зданию женской консультации в надежде найти утешение и поддержку у своей лучшей подруги. Алёну она знала с детства, вместе ходили в детский сад, закончили одну школу и только потом их дорожки разошлись. Маруся, по наставлению мамы, пошла учиться на юриста, а Алёна, следуя зову своей души, поступила в медицинский. И теперь вполне себе успешно работала в районной поликлинике. Пациентками Алёны были исключительно женщины, а она была весьма чутким и внимательным врачом. И поэтому очень часто ей приходилось не только осматривать и лечить, но и выслушивать душещипательные истории из жизни и даже «латать» душевные раны.

Увидев в дверях кабинета Марусю, Алёна всё поняла без слов. Молча усадила подругу за стол, налила чай и приготовилась слушать. Ждать пришлось недолго. На голову Алёны, вернее на её уши полилось стандартное осеннее Марусино ассорти из «меня никто не любит», «на работе завал», «денег нет» и «хочу бусики». Алёна слушала, но было видно, что мысли её где-то очень далеко…

Через 15 минут Маруся решила прервать свой монолог.

-Алён, что-то случилось?

-Да у меня-то всё хорошо… И у тебя, Маруська, всё просто замечательно…- задумчиво ответила Алена. И внезапно расплакавшись, начала рассказывать историю своей пациентки.

Какие испытания преподносит жизнь

— Представляешь, Маруся, живёт себе человек. Хороший человек. Добрый, любящий. От него свет исходит и сплошной позитив. И тут БАЦ! И вся жизнь летит в тартарары… Долгожданная беременность, все счастливы. Особенно муж. Он вырос в детском доме. И вдруг в один день… Да что там в один день, в одну секунду всё рушится и летит под откос… Пьяный водитель, авария… Муж погиб на месте, жена попадает в больницу… Не буду тебя грузить диагнозами и терминами, но смысл в том, что если она родит, то просто не выживет… С малышом всё в порядке. И будет всё хорошо. Бабушка, дедушка ещё совсем молодые, тёти, дядя. Его не бросят, не отдадут и вырастят в любви. Но никто, понимаешь, никто до сих пор не знает о том, что роды убьют его маму.

Она совсем одна со своими мыслями, переживаниями. Одна!!! А ведь есть шанс оставить всё, как есть. Продолжать жить. Но человек выбирает другой путь… Она хочет отдать эту жизнь малышу… Чтобы оставить продолжение своей любви, их с мужем любви. Я пыталась её уговаривать… И знаешь, что она мне однажды сказала? «Умереть не страшно, страшно отобрать жизнь, не дать беззащитному человечку увидеть мир. Что же я за мать, если обменяю жизнь ребёнка на свою?!» И вот такой вот выбор, Маруся, страшнее страшного. Его мог сделать только очень светлый человек… Очень светлый… Она никого не винит, не осуждает, не требует расправы и возмездия. Она ЖИВЁТ! Живёт для своего малыша. Живет, зная, что самый счастливый день станет для неё последним…

Алёна замолчала, и Маруся вдруг отчетливо поняла, как она счастлива. Поняла, что, если впереди есть жизнь, то она обязательно даст миллион шансов на то, чтобы всё произошло наилучшим образом и в нужное время.

Маруся вышла на улицу, ощутила лёгкое прикосновение ветра и впервые в жизни увидела всю красоту осени!

— Жизнь… Как же ты прекрасна и удивительна! Я люблю тебя!

девушка и осень

Ещё больше рассказов в разделе «Рассказы о любви» и в моей книге «Пишу сердцем»

баннер книга за 199

Дайте ангелу крылья

Дайте ангелу крылья

Как только первое весеннее солнце высушило асфальт, к единственной в городке автомойке потянулась вереница пыльных, измученных зимой, машин. Народ спешил смыть со своих железных коней налёт грязи, чтобы радостно вступить в солнечное тёплое завтра.

Среди тех, кто стоял в длинной очереди, особенно выделялась маленькая машина: «Форд», окрашенный в изумительный бирюзовый цвет с принтом из ослепительно белых ромашек. Это было яркое пятно среди серости и обыденности. За рулём сидела молодая женщина. Хотя назвать женщиной эту белокурую красавицу не поворачивался язык, несмотря на то, что завтра Наташа готовилась отметить юбилей – 35 лет. Очередь была слишком длинной, день выдался не из лёгких и, положив голову на руль, Наташа стала вспоминать. 35 лет прекрасный возраст, чтобы проанализировать, подытожить, стереть ненужное и выйти навстречу новому и прекрасному.

первая любовь

Своё детство Наташа помнила очень смутно. Только какие-то обрывочные яркие воспоминания: красивая немецкая кукла в подарок на 5 лет, арбуз на Новый год, привезенный дальним родственником с Юга, поездка на море на новеньких «Жигулях» всей семьёй и запах бабушкиных пирогов по праздникам. Почему-то сознание прятало от неё другие обрывки детства, хотя оно было вполне себе безоблачным и радостным. Насколько могло быть радостным детство простой девочки из простой советской среднестатистической семьи. Даже развод родителей не отложился в Наташиной памяти. Ей было 9 с небольшим, когда мама, собрав чемоданы и двух своих детей – Наташу и её младшую сестру Олю, решила поставить жирную точку на их семье, оставить мужа и вернуться в город своей юности. Город, который 15 лет назад она покинула, уехав за молодым перспективным лейтенантом, крепко сжимая в руках красный диплом врача-акушера. Но то ли лейтенант не оправдал надежд, то ли мама устала ждать лучшего завтра, переезжая из гарнизона в гарнизон, семья распалась. Наташа не спрашивала, мама не рассказывала и вопрос «почему так?» никогда не задавался и не освещался.

Два дня мама и две очаровательные девочки – блондинки тряслись в плацкартном вагоне, прежде чем ранним утром выйти на маленькой станции такого же маленького районного городка с чудесным и многообещающим названием «Солнечногорск». И вот примерно с этой минуты и помнит Наташа свою жизнь. С перрона небольшого вокзала. Городок оказался действительно солнечным и встретил их весьма радушно. Бабушкиными пирогами, дедушкиной всепоглощающей любовью и ароматом сирени. Сирень была повсюду: в каждом дворе частного сектора, во дворе каждой многоэтажки, на площадках детских садов, в школьных дворах, около каждого административного здания. И даже улица, на которой жили Наташины бабушка с дедушкой называлась Сиреневая. В их небольшом, но очень уютном домике, Наташа с сестрой и мамой прожили несколько месяцев.

Вскоре после переезда, мама устроилась в горбольницу и ей, как востребованному специалисту, выделили жилье в служебной пятиэтажке на окраине города.  В сентябре Оля пошла в детский сад, а Наташа в новую школу. Микрорайон был молодым, школа открыла свои двери впервые и поэтому особых проблем с адаптацией у девочки не возникало. Не считая зависти одноклассниц, обделенных вниманием мальчишек, всё было прекрасно. Пару раз женской половиной класса Наташе объявлялся бойкот. На её парту сыпались записки весьма странного содержания: «До каких пор ты будешь терпеть это беЗчестие???» или «Научись отличать дружбу от издевательства, а любовь от насмешек». За бесчестие, видимо, принималось внимание мальчишек, которые в 10 лет не всегда выражают его цветами и конфетами. Иногда это дёрганье косичек, отбирание портфеля и шутки.

Для пятиклассницы все эти бойкоты, записки и игнорирование со стороны девочек было чем-то обидным, но не смертельным. Тем более что очень быстро эти самые девочки сообразили, что дружить с Наташей гораздо выгоднее. Вращаясь по её орбите, они хотя бы попадали в поле зрения мальчишек, которые просто не давали Наташе проходу. Голубоглазая, светловолосая улыбчивая Наташа была любимицей, и за право проводить её домой боролись первые красавцы класса. Но Наташа тайно вздыхала по ничем неприметному, конопатому, ниже её на целую голову, Максиму Петровскому. Почему-то в детстве её тянуло на самых некрасивых и невзрачных мальчиков. И в детском саду, и в начальной школе и  сейчас. Возможно, срабатывал материнский инстинкт. Хотелось защитить и обогреть несчастных и никому ненужных. Но первая любовь в столь юном возрасте живёт недолго и рубцов на сердце не оставляет. Всё заканчивается быстрее, чем отцветает сирень. Стоило Максу сломать ногу и на полчетверти исчезнуть из поля зрения, как всё забылось. К этому времени Наташа всерьёз и надолго подружилась с Маришкой, одноклассницей, которая ещё и жила в одном с ней подъезде. Девичья дружба, совместные секретики, игры и прогулки занимали всё свободное время. Двор у них был дружный, компьютеров, телефонов, планшетов и прочих гаджетов тогда ещё не изобрели, поэтому целыми днями детвора гуляла на улице. Иногда появляясь дома даже позже родителей, вернувшихся с работы.

подружки

Наверное, это было самое беззаботное и счастливое время. Детство… Любовь чистая, дружба крепкая, мечты светлые, мама молодая. Из неприятностей только необходимость делать уроки, учиться хорошо и ходить в школу. Как бы сейчас поиметь назад эти «проблемы», а всё остальное скинуть со своих плеч и забыть. Навсегда.

Вечер наступал на город, солнце клонилось к закату, а очередь как — будто замерла. «Умерли они там что ли?!» — на секунду прервала воспоминания Наташа и снова погрузилась в прошлое под любимую Сару Коннор.

Что же было дальше?… Дальше была настоящая первая Любовь… Любовь длинною в 5 лет. В 12 лет это были просто взгляды соседского мальчишки, взаимные улыбки и желание просто посмотреть, как он играет  в футбол. Через пару лет Наташа стала выходить по утрам из дома с таким расчётом, чтобы пересечься с Ромкой на одной дорожке. Жили они в соседних домах, но учились в разных школах. Может поэтому от первой симпатии до первого настоящего свидания прошли долгие 4,5 года. Всё это время они встречались лишь в общей дворовой компании. Никаких признаний в любви, прогулок под Луной. Лишь взгляды и мечты. У Наташи были свидания с другими мальчишками, у Ромы наверняка были другие девушки. И как их дружба перетекла в роман, Наташа не помнила. Это произошло как-то само собой.

Незаметно они отделились от компании друзей, стали созваниваться, встречаться по вечерам. Память сохранила лишь ощущение бесконечного счастья тех дней, полностью стерев детали. О чём говорили, что обсуждали – всё это забылось. Помнился лишь последний разговор… И даже не сам разговор, а слёзы, отчаянье и тоска. Когда набравшись храбрости после 3-х дневного Ромкиного молчания, Наташа позвонила сама и попросила встретиться. Всё что сейчас всплывало в памяти это обрывки его недолгого монолога: «Прости… Наверное, у нас ничего не получится… Извини…» Каждое слово, как удар. За что? Почему? Что со мной не так? Красивая сказка о влюбленном мальчишке, написавшем её имя на асфальте, закончилась так же внезапно, как и началась. Сколько же было пролито слёз на Маришкином плече, сколько обид затаилось в девичьем сердце. И этот вопрос «почему?»… Он не отпускал Наташу долгие годы.


ссора

Школьный выпускной, новые встречи, симпатии, свидания. Жизнь шла своим чередом. Изредка встречаясь в компании или во дворе с Ромой, Наташа делала вид, что не замечает его. Неизвестно сколько бы еще продолжался этот детский игнор и игра в обиженную девочку, если бы через 2 года судьба не столкнула их лицом к лицу на автобусной остановке. Повзрослевшие, поумневшие, оба уже студенты. Наташа издалека увидела Ромку. Он стоял на остановке, куда она направлялась, смотрел на неё и улыбался. Словно и не было между ними такой долгой игры в молчанку. Менять траекторию движения и резко разворачиваться в другую сторону было бы смешно. Пришлось нахмурить брови и идти навстречу. Всё, как раньше – глаза в глаза, его улыбка и… смех. Они рассмеялись одновременно. Наверное, поняли, как глупо выглядели последние два года.  По счастливому стечению обстоятельств, ждали они один и тот же автобус. И, когда через полчаса, Ромка выбегал из него на своей остановке, расставались они уже добрыми друзьями. Но главный вопрос «почему» так и остался незаданным…

Ещё через год Наташа вышла замуж. Это к нему, своему будущему мужу ехала она тогда на автобусе, помирившем её с Ромой. Никита был старше её на три года. Весёлый, обаятельный, взрослый и мужественный. Их знакомство было до банального простым. Клуб, танцы, «разрешите проводить» и «дайте телефончик». Свидания каждый вечер, цветы, подарки, объяснения в любви и такое долгожданное «выходи за меня замуж». Наташе было легко и комфортно с Никитой. Именно таким она и представляла своего мужа. Именно с ним ей захотелось семьи, детей и чтобы «жили долго и счастливо» и поэтому Наташа с радостью сказала: «Я согласна!»

баннер книга за 199

Свадьба не была пышной. Скромное семейное торжество в кругу родных и близких друзей. Весело, но без пафоса. Молодожены поселились в квартире, доставшейся Никите в наследство от бабушки, в старом районе города. Свадьба стала какой-то чертой, разделившей прошлую беззаботную жизнь, где было место подругам и встречам с друзьями и жизнь, где Наташа полностью растворилась в Никите, в создании домашнего уюта, приготовлении вкусных ужинов и тихих семейных просмотрах фильмов. Наташа в своей любви к мужу даже не сразу стала обращать внимание на то, как изменился Никита. Как из любящего, весёлого и восхищенного мужчины, он превращался в вечно брюзжащего и чем-то недовольного эгоиста. Наверное, надо было как-то сразу отреагировать на  первые «звоночки». Поставить себя. Не дать ни малейшего шанса даже подумать о том, что можно её оскорбить или повысить голос.

Но Наташа почему-то терпела. Молча переживала обиды и упрёки. Терпела и думала, что вот-вот всё закончится. Её перестанут упрекать в том, что она неправильно убирает дом, не так чистит картошку, не те продукты покупает и не так провожает мужа на работу. Ещё немножко и снова увидят в ней любимую Женщину, любящую и заботливую жену. И периодически проблески романтизма и нежности  нападали на Никиту. Он дарил цветы без повода, готовил ужин, встречал с работы, объяснялся в любви, много шутил и даже просил прощение. И она прощала… Прощала скандалы на пустом месте. Прощала оскорбления, необоснованные упрёки. Прощала нежелание иметь детей. Прощала приступы дикой, ничем не обоснованной ревности. Прощала и любила. И порвала бы любого, кто сказал бы ей тогда: «Беги! Забудь всё и просто уходи» Несмотря ни на что, Наташа продолжала дышать этим человеком, заботится о нём и верить, что когда-нибудь всё устаканится, перемелется и наладится. Но проходили месяцы, годы, а чудо так и не происходило. Из весёлой красивой девушки Наташа медленно превращалась в усталую и обреченную женщину. Не о такой семейной жизни она мечтала. Не так представляла себя в роли жены. Она мечтала о малыше. Мечтала давно, ещё задолго до того, как вышла замуж.

муж и жена

Но любая попытка даже заговорить об этом с Никитой заканчивалась его истерикой. Сначала они были слишком молоды. Потом не очень обеспеченны. Потом хотелось посмотреть мир. Мир почему-то при этом ограничивался поездками на дачу по выходным и отпуском в областном профилактории. А Наташе не нужен был целый мир. Не нужна шуба, машина, новое колечко, платье и помада. Ей нужен был маленький комочек счастья, пахнущий молоком и счастьем. Маленькие ножки, топающие по их уютной малогабаритной двушке. Маленькие ручки, которые бы обнимали её за шею. И маленькие глазки, в которых бы она тонула. Маленькое сердечко, которое бы любила её просто так. Просто потому что она есть.  Несколько лет она терпеливо ждала «благословения» Никиты на то, чтобы стать мамой.

Тот зимний вечер Наташа помнит очень хорошо. Никита пришел с работы на удивление рано, принёс огромную охапку роз, был невероятно весел и необыкновенно нежен. Наташа даже подумала, что она забыла о какой-то праздничной дате. Но всё оказалось гораздо проще. Проще и чудеснее. Она наконец-то услышала заветные слова: «А, давай родим сына!» Это был самый счастливый день за семь долгих лет её замужества. В этот вечер она была готова простить Никиту за всё. Забыть и стереть из памяти все обиды.

Но оказалось, что одного желания, даже обоюдного было недостаточно. Первые месяцы Наташа особенно не переживала по поводу того, что давняя мечта не спешит воплощаться. Через полгода всё же решила посоветоваться с врачами. Анализы, обследования, консультации и вердикт: «Вы здоровы, приходите с мужем» Легко сказать… Да Никита никогда в жизни не согласится на обследование.

Наташа оказалась права. Муж не просто отказался идти к врачу, он ещё и нашел новый повод для скандалов и унижений. «Неполноценная, даже родить нормально не можешь», «Да от меня в 17 лет полгорода аборты сделало», «Врут твои врачи и ты вместе с ними, в тебе проблема». Всё то, что до этого выливалось на голову Наташи показалось ей детским лепетом. Семейная жизнь стремительно и неумолимо шла под откос. Но сил уйти не было. Это был какой-то акт мазохизма, ежедневная борьба ума и сердца. Последнее пыталось верить в лучшее и вспоминать только хорошее. Дни перестали отличаться друг от друга, работа-дом, дом-работа. И бесконечная тоска…

Как же хотелось ей тогда отмотать свою жизнь на 10 лет назад, чтобы никогда не пересечься с Никитой. Но, увы, жизнь пишется на чистовик и изменить прошлое не удавалось еще никому. Надо жить дальше и смотреть вперёд. Каким бы черным и непонятным было это «вперёд». Наташа ещё не знала, что она будет делать, но судьба уже готовила ей сюрприз.

Был самый обычный майский день. Всё, как всегда – сирень, детский смех под окнами, влюбленные парочки, теплый вечер. И так не хотелось торопиться домой. Наташа даже в офисе задержалась дольше обычного. Выйдя на улицу, она решила изменить хотя бы маршрут. Надо же с чего-то начинать перемены в жизни. Пойти другой дорогой в малом. Оторвать глаза от асфальта, улыбнуться этому миру и этой весне.

И, словно услышав Наташины намерения, Вселенная послала ей знак. Навстречу ей, из соседнего здания вышел молодой человек. И, чем ближе они становились, тем сильнее начинало биться сердце. Наташа не верила своим глазам. Но она не могла ошибиться, эту улыбку она никогда бы не перепутала. Через минуту она услышала такое знакомое, такое родное: «Привет»

встреча

Так просто… «Привет». Как-будто они расстались только вчера. Эта встреча была спасительной соломинкой, надеждой на то, что жизнь повернулась наконец-то к Наташе лицом. Это был настоящий знак свыше: «Смотри веселей, всё будет хорошо!»

— Привет! Если бы ты знал, как я рада тебя видеть! – почти прошептала Наташа.

— А что с настроением, красотка? День не задался?

-Жизнь… Не задалась, Ромка, целая жизнь…

-Ну, это ты загнула. Жизнь то она только начинается. Какие наши годы?!- улыбаясь ответил Рома.

Наташе показалось, что вокруг стало светлее и птицы стали петь громче. Она за минуту скинула несколько лет жизни, груз всех своих проблем. И впервые за долгое время улыбнулась не натянутой вымученной улыбкой, а искренне, от души.

-Предлагаю отметить нашу встречу вкусным ужином. Или муж у нас ревнивый?

-Муж… Муж у нас ревнивый. Очень. Но нам уже всё равно…

-Э, да тут одним ужином не отделаться. Нужен комплекс процедур. Давай ударим по морожке для начала?- продолжая улыбаться, спросил Ромка.

— А давай! – уже веселее ответила Наташа.

В уютном кафе негромко играла музыка и, несмотря на вечер пятницы, Наташе и Роману удалось найти свободный столик.

-Ну, что принцесса моя, рассказывай, что стряслось в твоём королевстве? Отчего глаза на мокром месте?

-Да нечего, Ромашка, рассказывать. Всё просто. Банально и нет желания тебя этим «грузить». Детей нет. Муж…Развожусь я. Наверное…

-Ромашка… Так меня называла только ты…

Улыбка на мгновение пропала с Роминого лица. Но уже через секунду он снова был весел, заказал Наташе её любимое ванильное мороженое, продолжая смотреть на неё своими умопомрачительными глазами.

-Ром… Если уж мы так странно встретились, через столько лет, скажи…Я могу задать тебе очень личный вопрос?

-Любой! Готов к допросу с пристрастием, — усмехнувшись, ответил Роман и его глаза наполнились нежностью. Совсем как тогда, когда они были беззаботными счастливыми школьниками.

-Я много думала, искала причину в себе, в тебе, в обстоятельствах. Но я так и не смогла понять… — слова застревали у Наташи в горле. — Почему ты ушёл от меня. Так внезапно, так странно…В чём было дело? Пойми, для меня это очень важно… до сих пор.

Наступило молчание. Пауза затянулась, и Наташа уже тысячу раз пожалела о том, что завела этот разговор и испортила такой чудесный вечер. Но Рома всё-таки прервал молчание. Было видно, что ответ на этот вопрос даётся ему нелегко.

Неожиданную развязку этой удивительной истории можно прочитать в сборнике моих рассказов «Пишу сердцем: невыдуманные истории» 

баннер книга за 199

Свекровь и невестка: бунт на корабле

Свекровь и невестка: бунт на корабле

Субботнее утро начиналось сегодня в квартире Самойловых нестандартно. Не было слышно ни привычного Олиного пения на кухне, ни ароматов вкусного завтрака. Вместо этого слышалось негромкое ворчание Елизаветы Николаевны — Олиной свекрови. Она демонстративно громко хлопала дверями, включала радио и телевизор, гремела кастрюлями.

Но Оля знала, что на этом грохоте всё и закончится. Кастрюля будет переставлена из шкафа на плиту и обратно. В лучшем случае туда будет набрана вода и заброшены макароны. Готовить Елизавета не умела, да и не любила. Но при этом, при каждом удобном случае, выставляла в претензию то, что вынуждена на старости лет терпеть в своей квартире чужого человека и делить свою кухню с другой хозяйкой.

сын и невестка

Всё детство и юность Вадим, муж Оли, питался полуфабрикатами из кулинарии. В их семье считалось, что главное – это пища духовная. А все эти паровые котлетки и салаты – пережитки прошлого. Самым изысканным блюдом на праздничном столе всегда был торт. Конечно же, из магазина.

Елизавета Николаевна была, вообще, женщиной весьма своеобразной. Родилась и выросла она в небольшом посёлке, родители всю жизнь проработали в местном совхозе: отец ветеринаром, мама – кладовщик на складе. Выйдя замуж за отца Вадима, она почему-то стала считать себя интеллигенткой в пятом поколении. И как это обычно бывает, получалось у неё прямо скажем не очень. Став женой сына академиков, Елизавета решила забыть то, чему учили её с детства. Ей казалось, что готовить ужины и убирать квартиру должен кто угодно, только не она. Опыт своей свекрови она перекроила под себя, но на свой манер.

Бабушка и дедушка Вадима всю жизнь отдали науке, защитили докторские, пропадали на работе днями и ночами, и, именно поэтому, домашним хозяйством в их доме занималась няня, которую взяли для Сергея Анатольевича – папы Вадима. Мальчик вырос, а няню оставили, потому что она стала настоящим членом семьи, без которого уже было бы сложно настроить быт.

В эту семью и попала простая деревенская девочка Лиза, студентка технологического института. Конечно не такую невесту родители желали своему сыну, но скандалов никто не устраивал, приняли. А, когда родился Вадим, даже и полюбили. Внук был единственный, души в нем не чаяли и хотели для него только лучшего. Поэтому Елизавете строго настрого запретили даже думать о работе, чему она была очень рада. Тогда то, наверное, и родилась в душе Лизы мысль, что она центр земли. Муж и свёкры создали для неё идеальные условия. Единственное, чем она должна была заниматься – это гулять с сыном.

Её не заботили вопросы где и на что купить продукты, что приготовить, как успеть убрать квартиру. Быт и Елизавета не пересекались. Когда свёкров не стало, пришлось начать экономить, отказаться от помощи няни и убедить мужа, что в кулинарии напротив продаются очень вкусные блюда. О том, чтобы готовить самой, не было даже и речи. К хорошему привыкаешь быстро. Впрочем, и к плохой еде из кулинарии, как оказалось, тоже.

Оля не застала Сергея Анатольевича, он умер задолго до того, как они с Вадимом поженились. Она пришла в эту семью такой же молодой девочкой-студенткой. Выйдя замуж, Оля перешла на заочное отделение и устроилась на работу в банк. Там она и осталась после окончания института.

Поначалу совместная жизнь со свекровью складывалась вполне удачно. Оля была абсолютно неконфликтна, трудолюбива, обожала порядок и любила готовить. Она была просто находкой для Елизаветы, которая всю жизнь тяготилась бытовыми проблемами. Но со временем работы у Оли стало больше, ей приходилось задерживаться в офисе или брать с собой отчеты. Вечером уже не оставалось сил на приготовление изысков и поддержание порядка. А свекровь, отдохнувшая в течение дня, желала общения и вкусного ужина.

Понять, что человек может устать на работе, мог бы только тот, кто хотя бы один день в своей жизни на эту работу ходил. Но Елизавете Николаевне сие счастье было неведомо. И она с упорством маньяка продолжала требовать к себе внимания. Вадим пытался вставать на защиту жены, но это только ухудшило положение. Мама стала имитировать сердечные приступы, громко и часто возмущаться по поводу того, что в собственном доме нет покоя. А после того, как Оля сказала, что в состоянии снять квартиру и освободить её от своего присутствия, Елизавета три дня не выходила из своей комнаты и заявила Вадиму, что если они решат уехать, то он потеряет свою мать навсегда.

Оля долго терпела эти спектакли одного актёра, пыталась понять и оправдать свою свекровь. Но у каждого терпения есть свой предел. Есть точка невозврата, после которой надо или что-то кардинально менять, или вычёркивать из жизни раздражитель. Ставить ультиматумы Вадиму было глупо. Родителей не выбирают.
Надо было или приспосабливаться самой, или пытаться изменить свекровь. Второе было проблематично. А первое не устраивало Ольгу. И тогда Оля решила изменить уклад их семьи. Резко и кардинально. Как хвост у собаки. Отрезать не по маленькому кусочку, а сразу весь.

баннер книга за 199

И сейчас она лежала в кровати и даже не пыталась встать и пойти приготовить завтрак. Она нарушила самую главную традицию – все спят, Оля готовит что-то вкусное. Оля тоже человек. Оля тоже хочет спать. И гораздо больше, чем тот, кто делает это изо дня в день с 10 вечера до 10 утра. И Оля готова голодать, но с места не сдвинется. Следующим шагом будет поход в парикмахерскую. Уже несколько месяцев – это откладывалось из-за уборки, готовки и стирки. Наступило время перемен. Ну, а на закуску, вечером, поход в театр с Вадимом. Билеты куплены, муж предупрежден. И никакой сердечный приступ не заставит отменить это мероприятие. Вадиму будет трудно между двух огней. Но он согласен. Он тоже устал.

Операция освобождения от ига объявляется открытой!

Оля встала с кровати, вышла из комнаты, умылась, оделась и под удивлённые взгляды свекрови вышла из дома. Впервые за пять лет она проведет свой выходной так, как хочется ей.

В парикмахерской Оля кардинально сменила свой имидж. Длинные каштановые волосы превратились в короткую стильную стрижку цвета блонд. Маникюр, педикюр и вот она – обновлённая Оля, широко улыбаясь, возвращается домой.

А дома уже военные действия в полном разгаре, пахнет валерьянкой, задернуты шторы и тишина. Вадим выглянул из комнаты и не удержался от громкого: «ВАУ!»

-Ну, теперь я просто обязан пригласить тебя на ужин в самый шикарный ресторан! Собирайся, мы как раз успеваем до театра.

В комнате свекрови громко звякнула ложка и по квартире разлился свежий «аромат» успокоительного.

-Мама, мы ушли! Будем поздно, — закрывая дверь, крикнул Вадим.

Субботний вечер удался. Вадим и Ольга возвращались домой, совсем забыв о том, что дома их может ждать сюрприз и далеко не приятный. Уже открывая дверь, они удивлённо переглянулись, из квартиры доносились странные звуки. Звуки были странными вдвойне. Во-первых, на часах было почти 10 вечера, а, во-вторых, это был звук работающего пылесоса.

В квартире пахло чем-то очень вкусным и аппетитным, на пороге лежал непонятно откуда взявшийся новый коврик для ног, а из комнаты Вадима и Оли вышла Елизавета Николаевна с пылесосом в руках. И словно бы извиняясь за что-то тихо произнесла:

-Я пирог испекла, с яблоками…

баннер книга за 199

свекровь

Случайности не случайны: невероятная история одной любви

Случайности не случайны: невероятная история одной любви

Холодная больничная палата уже давно стала для Светы привычной реальностью. Она привыкла видеть по утрам бледно-салатовые стены, санитарку тётю Машу и кусочек неба в окне. Привыкла к грому и лязганью ведер в 6 утра. Привыкла к зычному голосу медсестры, собирающей пациентов на процедуры. Привыкла к вечному запаху тушеной капусты и лекарств.

Она научилась определять время не по часам, а по манипуляциям санитарок, медсестер и врачей. Сейчас её жизнь была настолько стабильной, что становилось даже страшно. День сурка. Ни просвета, ни надежды, ни чудес. Только одна сплошная стабильность вокруг…

Палата, врачи, анализы, процедуры, диагнозы. Иногда забегали коллеги с работы, чтобы проведать и рассказать новости. В эти минуты Свете казалось, что вокруг шумит и бурлит океан, а она где-то на глубине. В подводной лодке. Одна.

история одной любви девушка

К одиночеству привыкнуть было сложнее всего. Да и, наверное, она так к нему и не привыкла. Просто продолжала плыть по течению. В своей подводной лодке. По дну бурлящего океана жизни. Мучительные три месяца в больнице казались ей вечностью. Единственное, что ей оставалось — это думать и вспоминать, вспоминать и думать.

Если забыть и вычеркнуть последние три месяца, проведенные в больничной палате, жизнь Светланы была бы вполне счастливой и беззаботной, наполненной светом, надеждами, желаниями и мечтаниями.

Год назад Света встретила свой 25 день рождения и Мужчину своей мечты. Настоящий русский богатырь, голубоглазый красавец Иван. С самого начала их история напоминала сказку.

Они познакомились в вагоне поезда. У обоих в руках был билет. Поезд Москва — Смоленск № 033Ж, 3 вагон, место 33. Так не бывает?

«Так не бывает!» — в один голос сказали и Света с Иваном. Невозможно, чтобы произошел такой сбой, чтобы одно и то же место было продано двум людям одновременно. Но… Глаза и судьбу не обманешь. Билет есть у каждого, а место одно. С той самой минуты на двоих разделилось не только место в купе, но и Любовь.

Всё в этом мире не случайно, а такие события и подавно. Даже, если бы кто-то из двоих решил сопротивляться, жизнь всё равно рано или поздно опять бы свела их пути-дорожки. Но, к счастью, никто и не думал возмущаться и сопротивляться. Дорога была недолгой, ребята без проблем разделили одно место на двоих. Четыре часа пролетели, как мгновение. Нашлись и общие темы, и общие знакомые. И даже выяснилось, что живут Света и Ваня на одной улице Смоленска. В Москву Ивана отправляли в командировку, которая срывалась до этого несколько раз. А Света ездила в гости к школьной подруге, которая недавно родила сына.

Жизнь прочно сплела их судьбы в крепкий узелок. Но, несмотря на такие чудесные совпадения и веру в судьбу, ребята не спешили съезжаться и жить вместе. Они и тут были похожи и придерживались давно устаревших правил. Им хотелось продлить этот период встреч под Луной, ожидания свиданий и телефонных разговоров до поздней ночи. Кто-то скажет, что это глупо и давно себя изжило, но эти двое решили для себя именно так. Не сговариваясь. Никто никого не торопил, не задавал вопросов и не строил далеко идущих планов, хотя было понятно, что эта встреча может закончиться только свадьбой.

О свадьбе они говорили долгими вечерами, по телефону. Думали о дате, месте и гостях. Хотелось дождаться лета и солнца. А на дворе была зима. Снежная и суровая, как никогда. И тем приятнее были эти разговоры, когда укатавшись в теплый плед, взяв чашку чая с мятой, можно было говорить друг с другом и мечтать.

Всё было романтично и по-книжному красиво. И официальное предложение Иван сделал тоже с размахом. 101 роза, ужин при свечах в загородном доме и маленькое очаровательное колечко необычайной красоты. На следующий день Иван уезжал в командировку на несколько недель, поэтому поход в ЗАГС решено было отложить до его возвращения.

А пока Света решила посвятить время поиску платья своей мечты. Задача была не из лёгких – выбрать одно из такого множества великолепия. Подружек у Светы не было, все разлетелись после школы в разные города, мама умерла несколько лет назад. А на работе пока не хотелось ничего афишировать, да и близкой дружбы ни с кем не сложилось. Так, приятельские отношения, не  более того.

Ваня должен был вернуться перед самым 8 марта и ребята решили, что прямо с поезда он приедет в ЗАГС, где его будет ждать Света. Они подадут заявление и отметят праздник в их любимом кафе. Рано утром в день приезда они созвонились, как обычно, чтобы пожелать друг другу доброго утра и ещё раз согласовали все детали.

Света взяла выходной, и поэтому времени на сборы было более чем предостаточно. Красивое новое платье, макияж, прическа, паспорт. Вроде бы ничего не забыла. В прекрасном настроение она выпорхнула из дома и решила пройтись немного пешком. Погода была уже по-настоящему весенняя, ласково припекало солнышко, сохли лужи на асфальте и всё вокруг дышало праздником. Суетливые мужчины с цветами и подарками, улыбающиеся женщины и ощущение счастья в каждой клеточке. «Жизнь, ты чудесна!», — прошептала Света и шагнула на проезжую часть.

история одной любви авария

Всё, что хранит память о том моменте – это жуткий визг тормозов, глухой удар и падение. Всё, как в замедленном кадре кинофильма. И только мысль: «Надо предупредить Ваню, что я задержусь!» И всё. Дальше только палата и кусочек неба в окне.

Как потом сказал хирург, который оперировал Свету: «Вы родились под счастливой звездой, благодарите своего Ангела» Оказалось, что водитель чудом успел хотя бы чуть-чуть затормозить, когда Света, не глядя шагнула на дорогу, и удар был не такой сильный, каким бы он мог быть, если бы за рулем сидел такой же романтик, как и она.

Но травма позвоночника всё-таки оказалась не из простых, и поэтому сейчас только покой, только лежать. Лежать и ждать, когда всё восстановиться и потихоньку начинать учиться ходить.

Ходить и жить. Жить без Вани. Ведь за все эти месяцы он так и не появился. Света долго пыталась найти причину, но потом просто смирилась и продолжала смотреть в окно, считать бряки вёдер и крики санитарок.

— Смирнова, как настроение? Где улыбка? Я собственно за ней.

«А вот и он, шутник и юморист Николай Егорович. Хотя какой он Егорович, наверняка лет на 5 только старше меня»,- подумала Света, а вслух произнесла: «Доброе утро, мой спаситель»

-Доброе, доброе. И не просто доброе, а бодрое. Будем подниматься, и учиться ходить. Вспоминать, так сказать, годы младенческие. Скоро придет медсестра и поможет Вам. Готовьтесь. И улыбайтесь, Светочка, улыбайтесь. От этого мир светлеет. Не зря ж вас мама так назвала.

За доктором закрылась дверь и Света почувствовала, что сегодня у неё начинается новая жизнь. Её второй день рождения был не тогда, когда её собрали на операционном столе, а именно сегодня. Она наконец-то встанет и скоро сможет уйти из этой такой надоевшей больницы. «Вся жизнь впереди» и «Какие наши годы» – вот что сейчас крутилось в её голове. Боль от внезапного и непонятного расставания с Иваном была полностью заглушена радостью от долгожданных перемен. Организм включил кнопку самосохранения и восстановления позитива. Ура! Счастью быть.

Ещё несколько недель Света упорно и с энтузиазмом тренировалась и восстанавливала свою прямоходячесть под пристальным наблюдением Николая Егоровича и с помощью медсестры. И, наконец-то настал, тот день, когда доктор говорит самое любимое слово всех пациентов. Это слово «Всё!» В хорошем его смысле, конечно же.

-Всё, завтра мы Вас выписываем. Рады, чемоданы пакуете? — с улыбкой спросил доктор. – А мне будет Вас не хватать, Вы уже прям, как предмет интерьера в моём отделении, приросли. Но не отпустить я Вас не могу, — снижая голос до шёпота, продолжил Николай Егорович,- больница государственная, бюджет в стране не резиновый.

Света впервые за долгое время рассмеялась. Настроение отменное, планов куча, за окном лето. Лето… «А ведь мы его так ждали…», — Света снова спрятала улыбку и задумалась.

Громкий голос санитарки вернул её к реальности.

-Смирнова, к Егорычу иди, велел зайти к нему в кабинет. Ноги вытирай, ходят тут всякие, не наубираешься за ними.

-Вытираю, вытираю, тётя Маша. Не ворчите.

«Наверное, выписку отдаст, тренирует мои ноги, сам не пришёл»,- подумала Света, и не торопясь пошла в сторону кабинета.

Говорят, что чудеса живут там, где в них верят. Но, наверное, чудеса в исключительных случаях приходят и к тем, кто взял и решил: «Чудес нет! Никому не верю. Всё смогу сама!» Они приходят, чтобы дать шанс одуматься, перестать грустить и жить прошлым.

Открыв дверь, Света чуть не упала, запнувшись о трость мужчины, сидевшего в кабинете у врача. Она не успела даже разозлиться, потому что оказалась в крепких объятьях.

-Я больше не дам тебе упасть! Даже не думай.

— Ваня!!!

Каждому человеку при рождении выдают Ангела и вторую половинку. Если Ангел всегда с нами от начала и до конца, то со второй половинкой не всё так просто. Её можно никогда и не встретить. Но, если ты её нашел, то будь уверен, она будет с тобой всегда. Вы будете похожи, как сиамские близнецы, ваши жизни будут перекликаться, пересекаться и рано или поздно сомкнуться в одну общую нить.

Так случилось и у Светы с Иваном. Одна жизнь на двоих. И одна беда. Две аварии в один день. В одно время и похожие, как 2 капли. Одна в Смоленске, вторая в Москве. Разница только в одном, Ивана выписали на 1 день раньше…

баннер книга за 199

история одной любви финал

Любви больше нет?

Любви больше нет?

Написана повесть.

Закончен сюжет.

Поставлена точка.

Любви больше нет?!

 

Дежавю! Всё это уже было. Такая же комната, окно, снег за окном. И даже обои почти те же. И точно так же рвется от боли и обиды душа. Слезы. Их не остановить. И слова. Каждое как выстрел. Как хлопушка. И с каждым разом звук всё резче, больнее.

Только нет страха. Страха, что сейчас слова перерастут в действия. Но от этого не становится легче.

Наоборот,  от этого ещё больнее.  Потому что ты не понимаешь почему, за что. Как этот человек может быть таким. Таким же, как тот, от которого ты уходила ранним утром 10 лет назад. Уходила и давала себе слово, что больше никогда и никому не позволишь даже думать о тебе плохо.

Неужели у любви действительно есть срок годности и так будет всегда? Или это в тебе что-то не так? Почему?

Почему ты снова сидишь и слушаешь, почему опять слова тонут в слезах, и хочется все бросить и уйти. Точно так же. Рано утром и в никуда.

любви нет ссора

Сердце отказывается верить в то, что жизнь может повторять сюжеты. Хочется тишины. Воздуха. И любви. Надо выйти, надо срочно встать и уйти из этого дома. Уйти от этих колючих слов и обидных фраз.

Наташа посмотрела на Игоря, встала, молча оделась и вышла из квартиры. Она не боялась, что Игорь станет ей препятствовать, он был не таким. Был хорошим и любящим. Был… Страшное слово.

Ещё вчера все было прекрасно,  а сегодня судьба снова ставит перед выбором. И выбор очевиден.

Жизнь одна и никому не дано права ее ломать. Словами, о которых можно пожалеть. Бездушием. Эгоизмом. Каким бы правильным ты себе не казался, ты не достоин того, чтобы из-за тебя плакала женщина. И никогда ты не сможешь найти себе оправдания, будь она даже трижды не права.

Ее слезы — это твоя слабость. Твои комплексы и твои проблемы. Только твои.

Слезы обязательно высохнут. Сердце забудет и отпустит обиды. Но уже никогда ничего не будет как прежде…

баннер книга за 199