Свекровь и невестка: бунт на корабле

Свекровь и невестка: бунт на корабле

Субботнее утро начиналось сегодня в квартире Самойловых нестандартно. Не было слышно ни привычного Олиного пения на кухне, ни ароматов вкусного завтрака. Вместо этого слышалось негромкое ворчание Елизаветы Николаевны — Олиной свекрови. Она демонстративно громко хлопала дверями, включала радио и телевизор, гремела кастрюлями.

Но Оля знала, что на этом грохоте всё и закончится. Кастрюля будет переставлена из шкафа на плиту и обратно. В лучшем случае туда будет набрана вода и заброшены макароны. Готовить Елизавета не умела, да и не любила. Но при этом, при каждом удобном случае, выставляла в претензию то, что вынуждена на старости лет терпеть в своей квартире чужого человека и делить свою кухню с другой хозяйкой.

сын и невестка

Всё детство и юность Вадим, муж Оли, питался полуфабрикатами из кулинарии. В их семье считалось, что главное – это пища духовная. А все эти паровые котлетки и салаты – пережитки прошлого. Самым изысканным блюдом на праздничном столе всегда был торт. Конечно же, из магазина.

Елизавета Николаевна была, вообще, женщиной весьма своеобразной. Родилась и выросла она в небольшом посёлке, родители всю жизнь проработали в местном совхозе: отец ветеринаром, мама – кладовщик на складе. Выйдя замуж за отца Вадима, она почему-то стала считать себя интеллигенткой в пятом поколении. И как это обычно бывает, получалось у неё прямо скажем не очень. Став женой сына академиков, Елизавета решила забыть то, чему учили её с детства. Ей казалось, что готовить ужины и убирать квартиру должен кто угодно, только не она. Опыт своей свекрови она перекроила под себя, но на свой манер.

Бабушка и дедушка Вадима всю жизнь отдали науке, защитили докторские, пропадали на работе днями и ночами, и, именно поэтому, домашним хозяйством в их доме занималась няня, которую взяли для Сергея Анатольевича – папы Вадима. Мальчик вырос, а няню оставили, потому что она стала настоящим членом семьи, без которого уже было бы сложно настроить быт.

В эту семью и попала простая деревенская девочка Лиза, студентка технологического института. Конечно не такую невесту родители желали своему сыну, но скандалов никто не устраивал, приняли. А, когда родился Вадим, даже и полюбили. Внук был единственный, души в нем не чаяли и хотели для него только лучшего. Поэтому Елизавете строго настрого запретили даже думать о работе, чему она была очень рада. Тогда то, наверное, и родилась в душе Лизы мысль, что она центр земли. Муж и свёкры создали для неё идеальные условия. Единственное, чем она должна была заниматься – это гулять с сыном.

Её не заботили вопросы где и на что купить продукты, что приготовить, как успеть убрать квартиру. Быт и Елизавета не пересекались. Когда свёкров не стало, пришлось начать экономить, отказаться от помощи няни и убедить мужа, что в кулинарии напротив продаются очень вкусные блюда. О том, чтобы готовить самой, не было даже и речи. К хорошему привыкаешь быстро. Впрочем, и к плохой еде из кулинарии, как оказалось, тоже.

Оля не застала Сергея Анатольевича, он умер задолго до того, как они с Вадимом поженились. Она пришла в эту семью такой же молодой девочкой-студенткой. Выйдя замуж, Оля перешла на заочное отделение и устроилась на работу в банк. Там она и осталась после окончания института.

Поначалу совместная жизнь со свекровью складывалась вполне удачно. Оля была абсолютно неконфликтна, трудолюбива, обожала порядок и любила готовить. Она была просто находкой для Елизаветы, которая всю жизнь тяготилась бытовыми проблемами. Но со временем работы у Оли стало больше, ей приходилось задерживаться в офисе или брать с собой отчеты. Вечером уже не оставалось сил на приготовление изысков и поддержание порядка. А свекровь, отдохнувшая в течение дня, желала общения и вкусного ужина.

Понять, что человек может устать на работе, мог бы только тот, кто хотя бы один день в своей жизни на эту работу ходил. Но Елизавете Николаевне сие счастье было неведомо. И она с упорством маньяка продолжала требовать к себе внимания. Вадим пытался вставать на защиту жены, но это только ухудшило положение. Мама стала имитировать сердечные приступы, громко и часто возмущаться по поводу того, что в собственном доме нет покоя. А после того, как Оля сказала, что в состоянии снять квартиру и освободить её от своего присутствия, Елизавета три дня не выходила из своей комнаты и заявила Вадиму, что если они решат уехать, то он потеряет свою мать навсегда.

Оля долго терпела эти спектакли одного актёра, пыталась понять и оправдать свою свекровь. Но у каждого терпения есть свой предел. Есть точка невозврата, после которой надо или что-то кардинально менять, или вычёркивать из жизни раздражитель. Ставить ультиматумы Вадиму было глупо. Родителей не выбирают.
Надо было или приспосабливаться самой, или пытаться изменить свекровь. Второе было проблематично. А первое не устраивало Ольгу. И тогда Оля решила изменить уклад их семьи. Резко и кардинально. Как хвост у собаки. Отрезать не по маленькому кусочку, а сразу весь.

баннер книга за 199

И сейчас она лежала в кровати и даже не пыталась встать и пойти приготовить завтрак. Она нарушила самую главную традицию – все спят, Оля готовит что-то вкусное. Оля тоже человек. Оля тоже хочет спать. И гораздо больше, чем тот, кто делает это изо дня в день с 10 вечера до 10 утра. И Оля готова голодать, но с места не сдвинется. Следующим шагом будет поход в парикмахерскую. Уже несколько месяцев – это откладывалось из-за уборки, готовки и стирки. Наступило время перемен. Ну, а на закуску, вечером, поход в театр с Вадимом. Билеты куплены, муж предупрежден. И никакой сердечный приступ не заставит отменить это мероприятие. Вадиму будет трудно между двух огней. Но он согласен. Он тоже устал.

Операция освобождения от ига объявляется открытой!

Оля встала с кровати, вышла из комнаты, умылась, оделась и под удивлённые взгляды свекрови вышла из дома. Впервые за пять лет она проведет свой выходной так, как хочется ей.

В парикмахерской Оля кардинально сменила свой имидж. Длинные каштановые волосы превратились в короткую стильную стрижку цвета блонд. Маникюр, педикюр и вот она – обновлённая Оля, широко улыбаясь, возвращается домой.

А дома уже военные действия в полном разгаре, пахнет валерьянкой, задернуты шторы и тишина. Вадим выглянул из комнаты и не удержался от громкого: «ВАУ!»

-Ну, теперь я просто обязан пригласить тебя на ужин в самый шикарный ресторан! Собирайся, мы как раз успеваем до театра.

В комнате свекрови громко звякнула ложка и по квартире разлился свежий «аромат» успокоительного.

-Мама, мы ушли! Будем поздно, — закрывая дверь, крикнул Вадим.

Субботний вечер удался. Вадим и Ольга возвращались домой, совсем забыв о том, что дома их может ждать сюрприз и далеко не приятный. Уже открывая дверь, они удивлённо переглянулись, из квартиры доносились странные звуки. Звуки были странными вдвойне. Во-первых, на часах было почти 10 вечера, а, во-вторых, это был звук работающего пылесоса.

В квартире пахло чем-то очень вкусным и аппетитным, на пороге лежал непонятно откуда взявшийся новый коврик для ног, а из комнаты Вадима и Оли вышла Елизавета Николаевна с пылесосом в руках. И словно бы извиняясь за что-то тихо произнесла:

-Я пирог испекла, с яблоками…

баннер книга за 199

свекровь

Случайности не случайны: невероятная история одной любви

Случайности не случайны: невероятная история одной любви

Холодная больничная палата уже давно стала для Светы привычной реальностью. Она привыкла видеть по утрам бледно-салатовые стены, санитарку тётю Машу и кусочек неба в окне. Привыкла к грому и лязганью ведер в 6 утра. Привыкла к зычному голосу медсестры, собирающей пациентов на процедуры. Привыкла к вечному запаху тушеной капусты и лекарств.

Она научилась определять время не по часам, а по манипуляциям санитарок, медсестер и врачей. Сейчас её жизнь была настолько стабильной, что становилось даже страшно. День сурка. Ни просвета, ни надежды, ни чудес. Только одна сплошная стабильность вокруг…

Палата, врачи, анализы, процедуры, диагнозы. Иногда забегали коллеги с работы, чтобы проведать и рассказать новости. В эти минуты Свете казалось, что вокруг шумит и бурлит океан, а она где-то на глубине. В подводной лодке. Одна.

история одной любви девушка

К одиночеству привыкнуть было сложнее всего. Да и, наверное, она так к нему и не привыкла. Просто продолжала плыть по течению. В своей подводной лодке. По дну бурлящего океана жизни. Мучительные три месяца в больнице казались ей вечностью. Единственное, что ей оставалось — это думать и вспоминать, вспоминать и думать.

Если забыть и вычеркнуть последние три месяца, проведенные в больничной палате, жизнь Светланы была бы вполне счастливой и беззаботной, наполненной светом, надеждами, желаниями и мечтаниями.

Год назад Света встретила свой 25 день рождения и Мужчину своей мечты. Настоящий русский богатырь, голубоглазый красавец Иван. С самого начала их история напоминала сказку.

Они познакомились в вагоне поезда. У обоих в руках был билет. Поезд Москва — Смоленск № 033Ж, 3 вагон, место 33. Так не бывает?

«Так не бывает!» — в один голос сказали и Света с Иваном. Невозможно, чтобы произошел такой сбой, чтобы одно и то же место было продано двум людям одновременно. Но… Глаза и судьбу не обманешь. Билет есть у каждого, а место одно. С той самой минуты на двоих разделилось не только место в купе, но и Любовь.

Всё в этом мире не случайно, а такие события и подавно. Даже, если бы кто-то из двоих решил сопротивляться, жизнь всё равно рано или поздно опять бы свела их пути-дорожки. Но, к счастью, никто и не думал возмущаться и сопротивляться. Дорога была недолгой, ребята без проблем разделили одно место на двоих. Четыре часа пролетели, как мгновение. Нашлись и общие темы, и общие знакомые. И даже выяснилось, что живут Света и Ваня на одной улице Смоленска. В Москву Ивана отправляли в командировку, которая срывалась до этого несколько раз. А Света ездила в гости к школьной подруге, которая недавно родила сына.

Жизнь прочно сплела их судьбы в крепкий узелок. Но, несмотря на такие чудесные совпадения и веру в судьбу, ребята не спешили съезжаться и жить вместе. Они и тут были похожи и придерживались давно устаревших правил. Им хотелось продлить этот период встреч под Луной, ожидания свиданий и телефонных разговоров до поздней ночи. Кто-то скажет, что это глупо и давно себя изжило, но эти двое решили для себя именно так. Не сговариваясь. Никто никого не торопил, не задавал вопросов и не строил далеко идущих планов, хотя было понятно, что эта встреча может закончиться только свадьбой.

О свадьбе они говорили долгими вечерами, по телефону. Думали о дате, месте и гостях. Хотелось дождаться лета и солнца. А на дворе была зима. Снежная и суровая, как никогда. И тем приятнее были эти разговоры, когда укатавшись в теплый плед, взяв чашку чая с мятой, можно было говорить друг с другом и мечтать.

Всё было романтично и по-книжному красиво. И официальное предложение Иван сделал тоже с размахом. 101 роза, ужин при свечах в загородном доме и маленькое очаровательное колечко необычайной красоты. На следующий день Иван уезжал в командировку на несколько недель, поэтому поход в ЗАГС решено было отложить до его возвращения.

А пока Света решила посвятить время поиску платья своей мечты. Задача была не из лёгких – выбрать одно из такого множества великолепия. Подружек у Светы не было, все разлетелись после школы в разные города, мама умерла несколько лет назад. А на работе пока не хотелось ничего афишировать, да и близкой дружбы ни с кем не сложилось. Так, приятельские отношения, не  более того.

Ваня должен был вернуться перед самым 8 марта и ребята решили, что прямо с поезда он приедет в ЗАГС, где его будет ждать Света. Они подадут заявление и отметят праздник в их любимом кафе. Рано утром в день приезда они созвонились, как обычно, чтобы пожелать друг другу доброго утра и ещё раз согласовали все детали.

Света взяла выходной, и поэтому времени на сборы было более чем предостаточно. Красивое новое платье, макияж, прическа, паспорт. Вроде бы ничего не забыла. В прекрасном настроение она выпорхнула из дома и решила пройтись немного пешком. Погода была уже по-настоящему весенняя, ласково припекало солнышко, сохли лужи на асфальте и всё вокруг дышало праздником. Суетливые мужчины с цветами и подарками, улыбающиеся женщины и ощущение счастья в каждой клеточке. «Жизнь, ты чудесна!», — прошептала Света и шагнула на проезжую часть.

история одной любви авария

Всё, что хранит память о том моменте – это жуткий визг тормозов, глухой удар и падение. Всё, как в замедленном кадре кинофильма. И только мысль: «Надо предупредить Ваню, что я задержусь!» И всё. Дальше только палата и кусочек неба в окне.

Как потом сказал хирург, который оперировал Свету: «Вы родились под счастливой звездой, благодарите своего Ангела» Оказалось, что водитель чудом успел хотя бы чуть-чуть затормозить, когда Света, не глядя шагнула на дорогу, и удар был не такой сильный, каким бы он мог быть, если бы за рулем сидел такой же романтик, как и она.

Но травма позвоночника всё-таки оказалась не из простых, и поэтому сейчас только покой, только лежать. Лежать и ждать, когда всё восстановиться и потихоньку начинать учиться ходить.

Ходить и жить. Жить без Вани. Ведь за все эти месяцы он так и не появился. Света долго пыталась найти причину, но потом просто смирилась и продолжала смотреть в окно, считать бряки вёдер и крики санитарок.

— Смирнова, как настроение? Где улыбка? Я собственно за ней.

«А вот и он, шутник и юморист Николай Егорович. Хотя какой он Егорович, наверняка лет на 5 только старше меня»,- подумала Света, а вслух произнесла: «Доброе утро, мой спаситель»

-Доброе, доброе. И не просто доброе, а бодрое. Будем подниматься, и учиться ходить. Вспоминать, так сказать, годы младенческие. Скоро придет медсестра и поможет Вам. Готовьтесь. И улыбайтесь, Светочка, улыбайтесь. От этого мир светлеет. Не зря ж вас мама так назвала.

За доктором закрылась дверь и Света почувствовала, что сегодня у неё начинается новая жизнь. Её второй день рождения был не тогда, когда её собрали на операционном столе, а именно сегодня. Она наконец-то встанет и скоро сможет уйти из этой такой надоевшей больницы. «Вся жизнь впереди» и «Какие наши годы» – вот что сейчас крутилось в её голове. Боль от внезапного и непонятного расставания с Иваном была полностью заглушена радостью от долгожданных перемен. Организм включил кнопку самосохранения и восстановления позитива. Ура! Счастью быть.

Ещё несколько недель Света упорно и с энтузиазмом тренировалась и восстанавливала свою прямоходячесть под пристальным наблюдением Николая Егоровича и с помощью медсестры. И, наконец-то настал, тот день, когда доктор говорит самое любимое слово всех пациентов. Это слово «Всё!» В хорошем его смысле, конечно же.

-Всё, завтра мы Вас выписываем. Рады, чемоданы пакуете? — с улыбкой спросил доктор. – А мне будет Вас не хватать, Вы уже прям, как предмет интерьера в моём отделении, приросли. Но не отпустить я Вас не могу, — снижая голос до шёпота, продолжил Николай Егорович,- больница государственная, бюджет в стране не резиновый.

Света впервые за долгое время рассмеялась. Настроение отменное, планов куча, за окном лето. Лето… «А ведь мы его так ждали…», — Света снова спрятала улыбку и задумалась.

Громкий голос санитарки вернул её к реальности.

-Смирнова, к Егорычу иди, велел зайти к нему в кабинет. Ноги вытирай, ходят тут всякие, не наубираешься за ними.

-Вытираю, вытираю, тётя Маша. Не ворчите.

«Наверное, выписку отдаст, тренирует мои ноги, сам не пришёл»,- подумала Света, и не торопясь пошла в сторону кабинета.

Говорят, что чудеса живут там, где в них верят. Но, наверное, чудеса в исключительных случаях приходят и к тем, кто взял и решил: «Чудес нет! Никому не верю. Всё смогу сама!» Они приходят, чтобы дать шанс одуматься, перестать грустить и жить прошлым.

Открыв дверь, Света чуть не упала, запнувшись о трость мужчины, сидевшего в кабинете у врача. Она не успела даже разозлиться, потому что оказалась в крепких объятьях.

-Я больше не дам тебе упасть! Даже не думай.

— Ваня!!!

Каждому человеку при рождении выдают Ангела и вторую половинку. Если Ангел всегда с нами от начала и до конца, то со второй половинкой не всё так просто. Её можно никогда и не встретить. Но, если ты её нашел, то будь уверен, она будет с тобой всегда. Вы будете похожи, как сиамские близнецы, ваши жизни будут перекликаться, пересекаться и рано или поздно сомкнуться в одну общую нить.

Так случилось и у Светы с Иваном. Одна жизнь на двоих. И одна беда. Две аварии в один день. В одно время и похожие, как 2 капли. Одна в Смоленске, вторая в Москве. Разница только в одном, Ивана выписали на 1 день раньше…

баннер книга за 199

история одной любви финал

Любви больше нет?

Любви больше нет?

Написана повесть.

Закончен сюжет.

Поставлена точка.

Любви больше нет?!

 

Дежавю! Всё это уже было. Такая же комната, окно, снег за окном. И даже обои почти те же. И точно так же рвется от боли и обиды душа. Слезы. Их не остановить. И слова. Каждое как выстрел. Как хлопушка. И с каждым разом звук всё резче, больнее.

Только нет страха. Страха, что сейчас слова перерастут в действия. Но от этого не становится легче.

Наоборот,  от этого ещё больнее.  Потому что ты не понимаешь почему, за что. Как этот человек может быть таким. Таким же, как тот, от которого ты уходила ранним утром 10 лет назад. Уходила и давала себе слово, что больше никогда и никому не позволишь даже думать о тебе плохо.

Неужели у любви действительно есть срок годности и так будет всегда? Или это в тебе что-то не так? Почему?

Почему ты снова сидишь и слушаешь, почему опять слова тонут в слезах, и хочется все бросить и уйти. Точно так же. Рано утром и в никуда.

любви нет ссора

Сердце отказывается верить в то, что жизнь может повторять сюжеты. Хочется тишины. Воздуха. И любви. Надо выйти, надо срочно встать и уйти из этого дома. Уйти от этих колючих слов и обидных фраз.

Наташа посмотрела на Игоря, встала, молча оделась и вышла из квартиры. Она не боялась, что Игорь станет ей препятствовать, он был не таким. Был хорошим и любящим. Был… Страшное слово.

Ещё вчера все было прекрасно,  а сегодня судьба снова ставит перед выбором. И выбор очевиден.

Жизнь одна и никому не дано права ее ломать. Словами, о которых можно пожалеть. Бездушием. Эгоизмом. Каким бы правильным ты себе не казался, ты не достоин того, чтобы из-за тебя плакала женщина. И никогда ты не сможешь найти себе оправдания, будь она даже трижды не права.

Ее слезы — это твоя слабость. Твои комплексы и твои проблемы. Только твои.

Слезы обязательно высохнут. Сердце забудет и отпустит обиды. Но уже никогда ничего не будет как прежде…

баннер книга за 199

Семейная тайна

Семейная тайна

Первомай в доме Стрельцовых всегда отмечался с размахом. С раннего утра на кухне начинало пахнуть бабушкиными пирогами и маминой фирменной солянкой. Гости по традиции собирались к обеду. Но причиной такого пышного празднования был совсем не мир, труд и май. Стрельцовы чествовали единственную и любимую дочь и внучку.

Раньше, когда Николай Егорович, дедушки именинницы, занимал высокий пост, праздник переносился загород, на правительственную дачу. Это были счастливые беззаботные времена. Но эти времена давно канули в лету. Теперь всё происходило в городской квартире, но с не меньшим размахом.

Катя была любимицей семьи. В ней не чаяли души и сдували пылинки. В детстве она была крайне болезненным ребенком, не вылазила из простуд, воспалений лёгких и прочих неприятностей. Летом её вывозили в Крым, показывали лучшим врачам и научным светилам, кормили витаминами и заморскими полезными продуктами, но Катя упорно не желала становиться румяной и здоровой девочкой.

Но, несмотря на бледность и худобу, Катя была очаровательна и мила. Рыжие густые волосы большими красивыми локонами струились по плечам, обрамляя нежное личико с правильными чертами. Огромные бездонные глаза небесного цвета излучали свет. А плавным грациозным движениям, походке и мелодичному голосу позавидовала бы даже королева.

семейная тайна

Она была особенной девочкой, не похожей на своих сверстников. Казалось, что в ней скрыто столько мудрости и знаний, что их хватило бы на тысячи библиотек. Не похожа Катюша была и на своих родных. Среди кареглазых брюнетов она выделялась, как яркое солнышко. Бабушка всегда так её и называла: “Моё солнышко!”

Характер девочки был тоже особенным. Тихая, кроткая, добрая и всегда готовая прийти на помощь, она располагала к себе, и вокруг неё всегда было много друзей и подруг. Отличница в школе, примерная дочь и внучка дома. Девочка-сказка, девочка-мечта.

Неудивительно, что ребята сходили от нее с ума, и отбоя от кавалеров никогда не было. Особенно сейчас, когда красота её расцвела в полную силу. Кате исполнялось 18 лет. И в этот день родные решили устроить грандиозный праздник. Такой чтобы запомнился на всю жизнь. Они и предположить не могли насколько запоминающимся он станет для всех.

День рождения начался рано утром

В 6 утра первой проснулась бабушка Кати, Маргарита Николаевна. Это была статная высокая женщина, мудрая и рассудительная. На ней держался весь дом, и именно она задавала атмосферу в семье. К ней приходили за советом, она занималась планированием трат и созданием уюта в доме. Она заправляла всем, как капитан на судне, но при этом не была деспотичной и своенравной. Скорее, наоборот, добрая Фея — домохранительница.

Вот и сегодня, пока все ещё крепко спали, она тихонько прошла на кухню и начала готовить праздничный обед. Маргарита Николаевна очень любила такие минуты, когда ей удавалось остаться одной, в тишине, в окружении кастрюлек и тарелок. Она могла часами готовить, создавая настоящие кулинарные шедевры. И это не утомляло её, не надоедало, а придавало энергии и сил. Готовила она отменно, как заправский шеф-повар дорогого ресторана.

Обязательным атрибутом праздничного меню был её фирменный пирог с сёмгой. Он разлетался мгновенно, исчезал с тарелок гостей со скоростью звука. Именно с него начала Маргарита подготовку ко дню рождению внучки.

Через час на кухню, потягиваясь, зашел Николай Егорович.

-Мммм… какие ароматы, Маргоша! Доброе утро, волшебница моя, — и поцеловал жену.

-Доброе утро, Николаша! Как спалось? Ты что-то сегодня ворочался полночи. Опять сердце? — заботливо спросила Маргарита Николаевна мужа.

-Да нет, всё хорошо. Кошмары просто снились какие-то. Будто иду я с Катюшей по полю. Кругом ромашки, трава по пояс. А вдалеке речка. И вот подходим мы к этой речке, а оттуда русалка и манит Катюшу к себе. И она идет, заходит и исчезает под водой. А я даже пошевелиться не могу, стою, как парализованный и слова в горле застревают. Как бы чего плохого не приключилось, Маргоша. 18 лет прошло, а я всё боюсь, что заберут у нас Катюшу…- задумчиво произнес Николай Егорович.

-Коля… Ну, давай не будем думать про плохое. Всё будет хорошо. Мне то, ты веришь больше, чем своим снам?

-Тебе верю. Но предчувствие у меня нехорошее. Дай мне, что ли картошку почистить или еще чего. Займу руки, может и голова освободится.

-Вот это ты молодец! На-ка тебе список того, что нужно покрошить и натереть. Занимайся, — улыбаясь, ответила Маргарита и вручила мужу блокнот с записанным меню.

Ещё через час в кухню зашли родители Кати — Егор и Наташа.

-Доброе утро, чем это у вас тут так вкусно пахнет? Мама опять будешь радовать нас своими изысками? — довольно потирая руки, спросил Егор.

-Да, Маргарита Николаевна, балуете вы нас, — вторя мужу, произнесла Наталья и заглянула в холодильник.

-Ну, что родственнички, пойдем будить именинницу?

-Подожди, Егорушка, пусть поспит еще. Успеется. Помоги вон лучше отцу, ему веселее и ты при деле. А то что-то дедушка наш захандрил — засмеялась Маргарита Николаевна.

-Что случилось, Николай Егорович? — заботливо спросила Наталья — Плохо себя чувствуете?

-Да я, Наташа, последние 18 лет так себя чувствую. Как вор, который украл и ждет милицию… — вздыхая, ответил Николай Егорович.

На кухне повисла пауза. Никто не решался её прервать. В тишине слышался только ход часов и звук ножа, разрезающего праздничные продукты.

принятие решения

Что скрывает семейная тайна?

Первым не выдержал Николай Егорович.

-У меня предчувствие… Нехорошее. Мне кажется, мы можем потерять Катюшу. Потерять из-за собственной трусости и глупости. Вы знаете, что мои предчувствия меня никогда не обманывают. Надо что-то решать, родные мои… Что-то решать… Я человек уже не молодой и уходить с этим грузом я не смогу. Рано или поздно она все равно узнает правду. Так почему бы не сейчас, не от нас. Не от самых любящих и родных людей?

-Николаша, ну, подожди! Мы же тысячу раз это обсуждали. Мы приняли решение сохранить эту тайну. Мы всё сделали для того, чтобы она никогда не открылась. — заволновалась Маргарита Николаевна.

баннер книга за 199

-Папа, в самом деле, чего начинать снова и ворошить прошлое? — повышая голос, вступился за мать Егор.

-А я думаю, Николай Егорович прав… — тихо произнесла Наталья. Он прав! Тысячу раз прав! Я тоже устала от этой лжи, устала бояться и ждать, когда и как это раскроется. Мы не можем предусмотреть всё, жизнь она же такая длинная, такая непредсказуемая. Я очень благодарна вам всем. Вы мои самые любимые и родные люди. Кроме вас, у меня никого нет. Вы были моей поддержкой 18 лет назад. Вы сделали всё, чтобы я была счастлива. Но теперь я должна вернуть долги. Никто из вас не должен чувствовать себя виноватым и жить в страхе. Шила в мешке не утаить.

И снова стало очень тихо. Четверо взрослых людей сидели на небольшой уютной кухне и молчали. Каждый о своём. И каждый вспоминал тот далёкий первомайский день.

18 лет назад

В тот день точно так же светило солнце, градусник показывал летнюю температуру, а настроение праздничного выходного дня сквозило из каждого окна.

Наташа и Егор собирались на дачу к родителям, отдохнуть и отметить праздник. Но телефонный звонок изменил их планы. И, как потом оказалось, всю жизнь.

-Наташа, доброе утро. Это Оксана. Спасай! У меня горе, ночью умерла свекровь. Подмени, пожалуйста. У меня сегодня ночное дежурство.

-Ксюша, конечно. Прими мои соболезнования. Поезжай и не переживай. Я тебя подменю.

-Я никуда не еду, — поворачиваясь к Егору, сказала Наташа. — У Ксюши умерла свекровь, а у нее ночная.

-Понятно, дальше не продолжай. Я же муж врача. Всё понимаю. Ничего, съездим на следующей неделе. Родителям я позвоню, предупрежу. А ты ложись, поспи. Ночь может быть не самой простой.- Заботливо предложил Егор.

Вот так праздничный выходной превратился в обычный рабочий день врача-акушера Стрельцовой Натальи Алексеевны.

Вечером, подходя к родильному отделению городской больницы, Наташа увидела маленький сверток на ступеньках служебного входа. Наклонившись, Наташа услышала хриплое посапывание, и увидела маленькие ножки, торчащие из кучи тряпья.

-Господи, да что же это такое! — Наташа схватила малыша на руки и несколько раз нажала на звонок входной двери. С той стороны послышались неспешные шаги.

С силой застучав по двери, Наташа крикнула:

-Это Стрельцова! Скорее!

Дверь распахнулась, Наташа отдала распоряжение готовить реанимацию и бегом побежала в отделение, бережно держа в руках крохотное маленькое почти бездыханное тело малыша. В тот момент она вспомнила всех святых, все молитвы и просила небо лишь об одном: “Пусть это чудо живет! Пусть живет, Господи, пожалуйста. Помоги!”

Быстрый осмотр, реаниматолог, анализы и чудесная маленькая девочка была помещена в кувез под аппарат ИВЛ. Прогнозы, к сожалению, были неутешительные. Спасти ребёнка могло только чудо, и на него Наташа и уповала. Она сделала обход в отделении и пришла в реанимацию, чтобы быть рядом.

Она плакала и не могла понять, почему Бог так несправедлив. Они с Егором уже восемь лет и мечтать не могут о таком чуде, а кто-то взял и выкинул малышку, как котенка, как ненужную вещь через несколько часов после рождения. И этот кто-то будет жить дальше, ходить по этой земле, дышать, радоваться жизни, строить планы и смотреть в будущее. А у этой крошки будущего может не быть. Каждая секунда может стать для нее последней.

Наташа смотрела на эти маленькие руки, ножки, на кучу проводов и трубочек и её сердце просто разрывалось от боли. Если бы она могла поделиться с этой девочкой своим теплом, своим здоровьем, она бы ни на секунду не задумывалась. Но ей оставалось только уповать на Бога, молиться и верить, что всё обойдется.

В дверь палаты тихонько зашла медсестра и, тронув Наташу за плечо сказала:

-Наталья Алексеевна, у нас почти ЧП. Привезли роженицу, схватки пока нерегулярные, но она требует позвать врача, плачет и хочет написать отказ от ребенка.

-Да что ж сегодня за день-то такой?! — Наташа вскочила и выбежала из реанимации.

В предродовой палате она увидела хрупкую молодую девочку, почти дитя. Её огромные голубые глаза были полны слёз и ужаса. Увидев Наташу, она бросилась ей навстречу, разрыдалась в голос и почти прокричала:

-Доктор, миленькая, заберите у меня этого ребёнка. Заберите! Я не хочу! Я не могу его забрать, мне он не нужен.

-Так, а ну — ка успокоилась! Тоже почти переходя на крик, резко остановила её Наталья.

-Как зовут? Фамилия? Откуда такая к нам пришла? — уже чуть тише стала отвлекать внимание и пытаться успокоить Наташа.

-Настя. Настя Завгородняя. Я учусь, меня выгонят, я не могу… — снова перейдя на плач и крик, продолжала девушка.

-Так! Давай мы сейчас успокоимся и спокойно всё решим. Никто никуда тебя не выгонит и никто не обидит. Ты меня слышишь? — заглядывая прямо в глаза, тихим спокойным голосом спросила Наташа.

беременность девушка плачет

Девушка почти перестала плакать, присела на край кровати и тихим голосом стала рассказывать Наташе свою историю. Всё оказалось до банального просто. Приехала из глубинки, поступила в институт, познакомилась со столичным парнем, обещал золотые горы, жениться и увезти в заморские страны. А на деле всё оказалось не так радужно и весло. Узнав, что Настя беременна, предложил дать денег на аборт. Сначала она испугалась, а когда всё взвесив и решившись на страшный шаг, она попросила ей помочь, кавалера сдуло ветром. И теперь заканчивается учебный год, надо сдавать сессию и уезжать на каникулы домой, к родителям. Из общежития обещали выгнать, а ехать с ребенком в деревню никак нельзя. Отец проклянет и выкинет и её, и малыша. Вот и посоветовали подружки родить и отказаться. Страшно, стыдно, но другого выхода нет.

С одной стороны Наташе было безумно жаль эту девочку, но нарождённый малыш был не виноват в том, что ему достались такие родители. Он должен жить, должен расти в семье, быть окруженным заботой, лаской, любовью.

И опять этот вопрос ввысь: Господи, почему? Почему ты не даешь мне стать мамой? Почему ты отправляешь малышей вот таким вот мамашам? Почему???

Пока Наташа пыталась успокоить Настю и успокоиться самой, выяснить, где она состояла на учете и состояла ли вообще, начались схватки.

-Пойдем, милая, я тебя осмотрю, — ласково сказала Наташа.

-Мне страшно, доктор… Мне очень страшно… Вы же мне поможете? – с надеждой в голосе спросила девушка.

-Для этого я здесь и работаю. Ничего не бойся. Всё будет хорошо!

Через час Настя родила девочку. Она была очень слабенькой, дышать самостоятельно не могла. Пришлось и её отправить в реанимацию. Наташа не отходила от малышек всю ночь. Она смотрела на них и плакала. Она так и не научилась не реагировать на такое, не зачерствела за 10 лет работы и не привыкла к тому, что иногда в жизни бывает и так.

Под утро в одном из кувезов остановилось маленькое сердечко маленького Ангела. Одним чудом на земле стало меньше.

-Наверное, так надо. Кому? Зачем? Почему, дав тебе жизнь на несколько часов, тебя забрали назад, солнышко? В чем ты провинилась? – Наташа вытерла слёзы, задумалась на секунду и вдруг решительно подошла ко второму кувезу, достала бирочки, вернулась к первому и заменила их. На её лице ничего не дрогнуло. Казалось, что она что-то давно придумала и сейчас просто воплощает свой план в жизнь.

Через полчаса она вошла в палату к спящей маленькой хрупкой девушке, тронула её за плечо и попросила сесть.

-Настя, мне очень жаль. Но твоя малышка очень слаба. Она так и не смогла самостоятельно дышать. К сожалению, мы не смогли ей помочь. Её больше нет.

Эти глаза… Эти глаза Наташа помнит всю свою жизнь. Эту глубокую синюю бездну, полную мудрости и хранящую какую-то Вселенскую тайну. В них больше не было страха или отчаянья. В них была лишь невыразимая тоска.

-Как мне теперь жить? – тихо прошептала девушка — Как мне с этим жить? Это же я убила свою малышку. Я! Скажите, а ей ведь там будет хорошо? Ей же будет лучше, чем в детдоме?  — вглядываясь в Наташины глаза, спрашивала Настя.

-Ей будет очень хорошо! Я тебе обещаю!

Наташа вышла из палаты, прошла в свой кабинет и набрала номер телефона.

-Егор… Пожалуйста, приезжай.

Процесс удочерения не занял много времени, и через месяц в доме Стрельцовых поселилось маленькое рыжеволосое чудо по имени Катюша.

И вот теперь, спустя 18 лет, четырем взрослым предстояло сделать своему самому любимому маленькому человечку самый главный подарок – подарить её настоящую жизнь. Жизнь с правом выбирать, с правом знать свои корни, своих родителей. Они подарили ей 18 волшебных лет, и будут любить её всегда, несмотря ни на что. Она всегда будет их милым ясным солнышком, их гордостью и надеждой.

Не сговариваясь, всё семейство направилось к детской, пропустив вперед Наташу.

Ласковое солнце нежно гладило каштановые локоны их такой маленькой, но такой уже взрослой принцессы.

-Солнышко, просыпайся! Мы пришли тебя поздравить! – тихо склоняясь над дочерью, прошептала Наташа — Но сначала мы должны тебе кое-что рассказать.

-Что? – улыбаясь и потягиваясь в кровати, спросила Катюша – Я всё знаю. Я всё про вас знаю. Вы – лучшее, что подарила мне жизнь. Я люблю вас!

Читайте больше рассказов в разделе «Рассказы о любви»

баннер книга за 199

девушка спит

Привет из прошлого

Привет из прошлого

Декабрь как всегда пришёл неожиданно. Время подводить итоги, забыть прошлое и готовиться к встрече Нового года. Время покупки подарков, составления меню и выкидывания старого и ненужного. Мебель, конечно, как итальянцы мы не выкидываем, а вот в шкафах и голове навести порядок,  будет весьма кстати.

Перебирая старые документы и бумаги, Надя вдруг обнаружила свою записную книжку времен студенчества. Все контакты из неё давно потеряны, многие забыты и даже имена и фамилии ни о чем не говорят. Потрепанные страницы, выцветшие буквы. Экземпляр явно на выброс. Захлопнув книжку, Надя кинула её в сторону мусорного ведра. Во время «полёта» из записной книжки выпала одна страничка. Маленький листочек. На нём мелким мужским почерком написан номер телефона. И этот номер Надя помнила. Помнила наизусть, хоть и прошло уже больше 20 лет с того дня, когда она в последний раз его набирала.

В памяти всплыла далёкая осень. Она студентка первого курса экономического института. Красивая, молодая, полная уверенности в завтрашнем лучшем дне. Вместо учёбы в первые недели сентября первокурсников отправили на помощь сельскому хозяйству, собирать урожай. «На картошку», как тогда говорили.

Надю с однокурсницей Машей поселили в дом к бригадиру тёте Любе, так она попросила её называть. Женщина оказалась очень приветливой, общительной и весёлой. Баловала девчонок вкусностями и интересными рассказами о своей деревенской жизни. Детей у тёти Любы не было, и всю свою нерастраченную материнскую нежность она с радостью выплёскивала на студенток — квартиранток.

В один из дней тётя Люба познакомила девчонок со своим племянником. Денис приехал к родственнице погостить, отдохнуть и помочь по хозяйству. Родная сестра Любы с семьёй давно перебралась в райцентр, но единственный племянник не забывал свою одинокую тётку. Все каникулы, учась в школе, он проводил у неё в доме. Но и повзрослев, не забыл дорогу в родные края. Той осенью Денис был призывником, поступление в институт было провалено и впереди его ждали два года службы.

Наде сразу понравился этот высокий широкоплечий парень. Хотя его сложно было назвать красивым: крупный нос, широкие скулы и большие губы. Но обаяние и харизма лились через край. Он наверняка догадывался, что нравится девушкам, но не переходил границы дозволенного и не лез напролом.

Надя любила смотреть, как Денис работает. Тихонечко садилась у окна и наблюдала, как умело он справляется с любой работой по хозяйству. В его руках всё “горело”. В хорошем смысле этого слова. Денис мог и дров наколоть, и корову подоить, и траву покосить, и крышу починить. За чтобы он не брался, всё получалось быстро и аккуратно. Денис выгодно отличался от своих городских ровесников. Был серьёзнее, спокойнее и даже как-то мудрее.

Когда тебе 17 лет, и ты ждёшь своего единственного принца, устоять перед таким парнем сложно. И Надя не смогла. Она влюбилась. Влюбилась серьёзно и по-настоящему. Это уже была не просто влюбленность романтичной девушки, это была любовь. Первое глубокое чувство, от которого и бабочки в животе, и мечты о будущем, и желание быть вместе каждую секунду и навсегда.

Просто подойти и сказать о своих чувствах Надя не могла. Всю жизнь ей внушали, что первый шаг должен сделать мужчина, что девушка должна быть скромной тихой и застенчивой. Молча стоять в сторонке, опустив ресницы и ждать. Ждать, когда заметят и полюбят за скромность. Нельзя высовываться, нельзя выделяться, нельзя улыбаться. Надо просто ждать. И этот “урок” Надя усвоила на «отлично». Пока её подружки ходили на танцы, знакомились, целовались и обнимались, она сидела у окошка и наблюдала за Денисом.

Неизвестно сколько бы ещё она так пряталась за занавеской и тайно вздыхала, если бы однажды за этим занятием её не застала подружка.

-Надюш, а что это ты там такое интересное увидела, что уже полчаса сидишь, как вкопанная? — подходя к окну, спросила Маша. Отогнув занавеску и выглянув во двор, она сразу всё поняла.

-И долго ты тут будешь сидеть в своем подполье? Ты б хоть на улицу вышла, на лавочку присела. Толку б больше было. Он тебя как здесь заметить-то должен, а? Ой, Надька, сложно тебе будет. Давай-ка собирайся, сегодня идем на танцы, — сказав это, Маша скрылась за дверью. А уже через минуту Надя увидела, как она подошла к Денису и о чём-то с ним заговорила. Надя вжалась в кровать и покраснела. Меньше всего она хотела, чтобы кто-то раскрыл её тайну Денису. Маша вернулась в дом и гордо объявила:

-Всё! Я договорилась. У нас будет сопровождение. Пойдем на танцы, как королевы!

Спорить с Машей было бесполезно, она всегда добивалась своего и умела убеждать. Поэтому Надя подчинилась, но в глубине души была даже благодарна ей за это почти свидание с Денисом. Танцы в сельском клубе для Нади были, как настоящий выход в свет. Ведь дома, в городе, родители запрещали ей посещать любые увеселительные мероприятия позже девяти вечера. Сначала они мотивировали это тем, что она не доросла, потом тем, что нужно окончить школу и поступить в институт. Неизвестно что бы они придумали сейчас, когда поступление произошло, но Надя уехала на сельхоз работы быстрее, чем наступили первые выходные сентября.

Вечер складывался волшебно. Маша была умной и весьма продвинутой девушкой и, конечно же, подстроила все так, чтобы Надя и Денис возвращались с танцев без неё.

Теплое “бабье” лето, красивый закат и умопомрачительная природа вокруг. Идти домой не хотелось совсем. Денис предложил прогуляться к реке. Наде хотелось остановить время, продлить этот вечер.

баннер книга за 199

Денис оказался не только обаятельным и трудолюбивым, он был еще весьма начитан и умён. О чём только не говорили они тогда, столько общих тем и интересов нашлось. Наверное, так и встречаются две половинки целого. Среди десятков и сотен других ты находишь того, кто близок и понятен тебе, с кем легко и просто, от кого не хочется уходить. Ребята и не заметили, как закат сменился рассветом. И домой всё-таки пришлось возвращаться.

Теперь Наде не надо было прятаться возле окошка, чтобы любоваться Денисом. Он почти всегда была рядом. Провожал и встречал её с работы, приглашал на свидания.

Свобода от родителей, любимый рядом — это ли не счастье? Надину эйфорию омрачало только одно. Всё это скоро закончится. Она уедет в город через неделю, Денис уходит в армию на долгих 2 года.

Как же хотелось остановить время, замедлить ход минут. Но, как назло, дни пролетали словно мгновения. День сменял ночь, ночь приходила на смену дню ещё быстрее. Надя и Денис старались проводить вместе, как можно больше времени, но оба они понимали, что расставание неизбежно.

И вот наступил он — такой нежеланный день разлуки. Это была суббота. Бабье лето уступило свои права ветру и серому небу. Погода словно плакала вместе с Надей мелкими холодными каплями сентябрьского дождя.

И автобус приехал за студентами, как назло, очень рано. Видимо, водителю хотелось поскорее сдать их родителям и отправиться на заслуженный выходной. Денис и Надя не успели даже толком попрощаться. Они были так расстроены предстоящим расставанием, что чуть не забыли обменяться телефонами. В самый последний момент, Денис вложил в Надину руку маленький листочек бумаги:

-Позвони мне, как доберешься. Я сегодня тоже уезжаю домой, послезавтра призыв…

-Конечно, я обязательно позвоню, — чуть сдерживая слёзы, пообещала Надя.

Чем дальше автобус увозил Надю от Дениса, тем сильнее ныло сердце, тем быстрее хотелось увидеться снова, чтобы не расставаться больше никогда. Пыльная дорога, слегка прибитая дождем, унылые, перепаханные в зиму, поля и осеннее тусклое небо никак не добавляли радости. Всё было окрашено в темно-серый цвет: и эмоции, и пейзаж за окном.

Через час автобус въехал в город. Возле института довольных и повзрослевших студентов высадили, пересчитали и, напомнив о том, что в понедельник начинаются занятия, отпустили по домам.

Дома Надю ждали родители и запах маминых фирменных пирожков с капустой. Как же она соскучилась по дому, по родным, по своей комнате, по привычному запаху и обстановке.

Анна Николаевна, мама Нади, была женщиной волевой. В свои 40 с небольшим она достигла многого, возглавляла отделение республиканского госпиталя, пользовалась заслуженным уважением коллег, хотя никогда не отличалась сантиментами, была крайне строга, консервативна и требовательна. Даже к своей единственной дочери. Она прочила ей прекрасную карьеру и успешного мужа. В идеале дипломата или чиновника высокого ранга. Поэтому, заметив, что Надя вся светится, задала вопрос в лоб:

-Влюбилась?

Отец, заметив смущение дочери, попытался вступиться за неё и как-то смягчить разговор:

-Ну, что ты пристаешь к ребенку с порога? — ласково улыбаясь и обнимая Надю, спросил Валерий Иванович. В отличие от своей жены, он был мягким, добродушным человеком. Его сложно было заставить убрать с лица улыбку или огорчиться. Позитив был его вторым “Я”. И именно к отцу всегда бежала Надя со своими проблемами и вопросами. Она знала, что папа поможет, папа защитит, спасет и решит любую задачу.

-Валера, прекрати! Вечно ты всё упрощаешь и никогда не видишь ничего ужасного даже в катастрофе вселенского масштаба. Так что, дочь? Ничего не хочешь нам рассказать? — поворачиваясь к Надежде, спросила Анна Николаевна.

-Да, мама! Я влюбилась. Он самый лучший, добрый и умный. И очень похож на нашего папу, — справившись с волнением, ответила Надя.

— Ну, надо же, прям принц. А чем занимается этот умный и добрый товарищ? — усиливая строгость в голосе, задала следующий вопрос Алла Николаевна.

-Послезавтра он уходит в армию. Не смог поступить в институт, не хватило нескольких баллов. Отслужит, вернётся и будет пробовать снова. Или пойдет работать на завод. У него золотые руки, он может всё, — уже совсем спокойно отвечала Надя.

-Надя! Ты в  своём уме? Какая армия, какой завод? Где ты откопала его? — Анна Николаевна уже почти перешла на крик.

-Мама… Я никого не откапывала. Мы познакомились в деревне. Денис приезжал к своей тёте, чтобы помочь по хозяйству. Они с семьёй переехали в райцентр.

-О, Божееее!!! — Анна Николаевна схватилась за голову и вышла из комнаты.

-Ничего, доченька! Не переживай! — попытался успокоить Надю, Валерий Иванович.- Всё образуется.

В квартире воцарилась тишина, напряжение росло и позвонить Денису в такой обстановке было бы верхом безрассудства. И тут Надя вспомнила, что свой телефон она так и не успела ему записать…

Последующие несколько дней Надя слушала бесконечные мамины нравоучения про то, что жизнь не всегда похожа на сказку и что сказочный принц не может быть родом из деревни, не иметь образования и вменяемых перспектив на ближайшую пятилетку.

Сколько было пролито слёз и произнесено обидных слов в ответ. А время шло. К вечеру понедельника Надя уже поняла, что в ближайшее время найти Дениса будет проблематично. Она со слезами на глазах рассказывала о своих печалях подружке Маше, которая стала их с Денисом помощницей там, в деревне.

А Маша недолго думая предложила прогулять пары и съездить к тете Любе за армейским адресом Дениса. Ведь наверняка он сообщил его любимой тётушке.

Прогул решено было совершить в ближайшую пятницу. Утром девушки встретились на вокзале, купили билеты на автобус и отправились в путь дорогу. Вперёд за мечтой! На этот раз дорога не казалась Наде такой серой и унылой, как в день отъезда из деревни. Светило солнце, на небе не было ни облачка, и она ликовала от чувства свободы и ожидания счастья. Примерная отличница прогуливает занятия, чтобы втайне от матери узнать адрес любимого. Романтика, да и только!

Тётя Люба очень обрадовалась девчонкам и, конечно же, с радостью поделилась адресом Дениса. Служить его отправили в другую область, на границу. Часть была закрытой, посещения запрещены, но письма ходят исправно.

Вернувшись домой, Надя надежно спрятала листочек с адресом и ночью написала первое письмо Денису. Так началась их переписка. Ключ от почтового ящика был только у Нади, поэтому никто ничего не мог заподозрить.  Надя жила, как во сне. Письма приходили по несколько раз в неделю и были для неё глотком свежего воздуха. В них было столько нежности и любви, что она готова была терпеть мамины придирки. Он жила от письма к письму. И ждала… Вычеркивала дни до окончания срока службы Дениса.

Так продолжалось более полугода. А потом письма перестали приходить. Надя по привычке продолжала писать Денису почти каждый день и каждый день с надеждой заглядывала в почтовый ящик, чтобы увидеть там заветный конверт без марки от любимого. Но писем не было. Ни одного. Прошел месяц, два, три и Надя стала волноваться. Домашний телефон Дениса не отвечал ни утром, ни днем, ни вечером. И тогда Надя решила снова поехать по знакомому маршруту — к тете Любе.

На дворе стоял июль, позади первый курс, впереди первые каникулы. Купив билет на станции, и сказав родителям, что идет с подругами отметить окончание сессии в кафе, Надя снова отправилась в деревню, познакомившую её с любимым.

Но, к сожалению, единственная ниточка, связывавшая его с ним, оборвалась. Оказалось, что месяц назад тёти Любы не стало. Сердечный приступ. И лишь опустевший дом с заколоченными окнами сиротливо встретил Надежду.

Вот так и закончилась эта история. Ни следов, ни писем, ни звонков. Надя по инерции открывала почтовый ящик каждое утро и каждое утро она теряла маленький кусочек надежды. Надежда без надежды… Без любви и с тоской в сердце. Может и вправду мама была права и сказочных принцев не существует? Как забыть прошлое и снова научиться верить в чудеса?

Потом было замужество, о котором так мечтала мама. Красивый и успешный, перспективный и удачливый, но нелюбимый муж. Может быть, поэтому и недолгим был этот брак, полный скандалов и непонимания. После него осталось только опустошение и неутешительный диагноз “бесплодие” — следствие выкидыша на почве нервного срыва.

Прошло столько лет, а до сих пор, глядя на этот маленький кусочек с 5 цифрами телефона, безжалостно щемит сердце и плачет душа. Почему? Куда ты пропал, Денис? Как сложилась твоя жизнь? Где ты сейчас? Счастлив ли? Помнишь ли меня?

Надя задумчиво смотрела в окно на падающие снежинки и внезапно её словно током ударило: Мама! Она точно знает ответы хотя бы на некоторые мои вопросы. Рука потянулась к телефону и набрала номер.

-Мама, скажи мне, ты помнишь Дениса? – сходу начала Надя.

-Какого Дениса, Надя? Ты почему не спишь так поздно? Что случилось? — голос Анны Николаевны был скорее удивленным, чем обеспокоенным.

-Того Дениса, мама, которого ты невзлюбила с первой секунды, как только про него узнала… Того самого, которого я любила, наверное, все эти годы.

-Аааа, ты про это. Ну,  а он, похоже, не любил тебя вовсе, если так легко отказался и смог забыть, — начиная нервничать, отвечала Анна Николаевна.

— Что ты хочешь этим сказать?

-Я хочу тебе сказать, дочь, что, если человек действительно любит, он не станет никого слушать и будет добиваться своего. А раз уж он отступился после одного моего письма, то и скатертью дорога.  

— Я так и знала… без твоей “помощи” здесь не обошлось. Скажи мне только как? Как ты это сделала? — упавшим голосом спросила Надя.

-Как как. Просто. Очень просто. Всё просто, если ты мудрая взрослая женщина, а не глупая девочка, у которой на лице все написано. Ты думаешь, я не видела, что ты счастлива и не догадалась по какой причине? Я просто нашла ваши письма и написала ему. Поверь, у меня было много аргументов, чтобы заставить его оставить любые попытки испортить твою жизнь. Он оказался гораздо проще и примитивнее, чем ты себе нарисовала. Его деревенская гордость не позволила переступить через эгоизм и попытаться быть с тобой рядом. И на твоем месте я бы не расстраивалась из-за такой “потери”. Ни к чему хорошему эта связь все равно бы не привела.

-Спокойной ночи, мама. И спасибо тебе!  Ты очень заботлива и мудра. Но я на своём месте, прости. — Надя кинула трубку и застыла. Не было обиды, злости или горечи. Одно сплошное непонимание.

Самый родной человек, мама, любимая мама… Почему ты решила, что можешь решить за меня что для меня лучше? Почему ты позволила себе совершить эту подлость, и почему до сих пор в тебе нет ни капли сожаления или раскаянья. Почему?

Взгляд снова упал на маленький листок бумаги с номером телефона.

Конец года…

Время решать задачи и избавляться от старых обид…

как забыть прошлое девушке

Новогоднее чудо

Новогоднее чудо

-Девушки, быстро решаем, кто едет в санаторий на новый год, — вбежавшая в кабинет Аллочка весело размахивала розовым блокнотом для записей. Это был идеальный секретарь – всегда бодра, позитивна, полна креатива и всё и про всех знает. Прямо аналог Верочки из «Служебного романа».

Бухгалтерия оживилась, посыпались вопросы. Сколько стоит, можно ли взять детей и мужа, когда ехать и отпустит ли шеф в отпуск. Оказалось, что всё не так радужно, как бы хотелось. Путёвка одна, на одно лицо. Стоит прилично и премии не предвидится. Да и отпуск возможен только за свой счет, конец года, куча работы, сами понимаете.

Когда вздохи и ахи утихли, все вдруг повернулись в сторону Марины.

-Марина Анатольевна! Это же прямо для Вас подарок. Езжайте, мы вас тут прикроем, всё сделаем. Вам точно нужен отдых, Вы заслужили.

Марина подняла глаза от отчёта и задумалась. А действительно! Что её держит здесь на праздники? Дети выросли, у них давно своя жизнь. Муж предпочёл встречать новый год с новой суженой. На работе целый отряд помощниц, управятся. И смена обстановки не помешает.

— Ну что ж, если больше пенсионеров и желающих нет, то я, пожалуй, съезжу в сосны и мороз, — улыбаясь, ответила Марина.

Девушки опять загалдели, наперебой убеждая своего главбуха, что никакая она не пенсионерка, а очень даже ничего, что 45 – баба-ягодка опять и после 40 всё ещё только начинается.

«Да, начинается. Жаль, что не у всех. Пока только у моего бывшего мужа и ягодки, и цветочки. А я сижу у разбитого корыта и чуда жду. Пора просыпаться. Ведь жизнь действительно не заканчивается на первом предательстве. Всё к лучшему и всё впереди».

Закончив со всеми срочными делами, Марина стала собираться в санаторий «Лесное» встречать Новый год и менять свою жизнь. Начинать с чистого листа. Это действительно было очень вовремя. После ухода мужа прошло уже больше месяца, а пустоту заполнить никак не удавалось. Не было слёз, обиды, не было вопросов и упреков. Просто стало пусто вокруг: дома, в душЕ, в сердце. Каждый день одно и то же и никакого просвета впереди.

Это было так странно. Утром проснуться замужней и счастливой, а вечером услышать: «Прости, я полюбил другую…». Когда и почему это произошло, Марину не особо волновало. Зачем сейчас все эти думы и терзания. Оно уже произошло, с этим надо как-то жить дальше. И она жила. Тихо, спокойно, не впадая в депрессию. Отвлекалась работой, много читала, смотрела кино по вечерам, а в выходные звала к себе детей или сама ездила их навестить.

День отъезда в санаторий совпал с годовщиной свадьбы. Это была бы Серебряная свадьба. 25 лет. Двадцать пять лет ты жил с человеком, строя планы, воспитывая детей, и вдруг он решил, что ему это больше не нужно, что он устал, привык и ему хочется чего-то нового. Ну что ж. Лети, попутного тебе ветра и удачи. Твой поезд прибыл на конечную станцию, а мой продолжает свой путь. Так бывает. И это не смертельно.

До санатория Марина добиралась рейсовым автобусом, высадившем её на трассе рядом с указателем «Санаторий «Лесное» 1 км». Погода была просто сказочной – светило солнце, скрипел под ногами чистый белый снег, и умопомрачительно пахло соснами. И тишина… Какая же здесь звенящая тишина!

Дорога до главного корпуса не заняла много времени и уже через час Марина осваивалась в своём номере: большом, светлом, с видом на заснеженный сосновый лес. В этой сказке ей предстояло пробыть целых 10 дней. Десять дней тишины, красоты, массажа и СПА-процедур.

В столовой тоже подобралась душевная компания за столиком: семейная пара пенсионного возраста и отставной военный лет шестидесяти. Никаких неудобств они не создавали, не задавали вопросов и не навязывали своё общество.

Каждый день был расписан буквально по минутам: завтрак, массаж, прогулка, обед, бассейн, снова прогулка, ужин, развлечения от санатория и отбой.  Развлекали народ хорошими фильмами, танцами и лекциями. Последнее Марина предпочитала прогуливать. В прямом смысле этого слова. Она уходила в лес. И там, гуляя по аллеям между соснами, просто наслаждалась тишиной, морозным сосновым воздухом, набиралась энергии и сил перед возвращением в серый и шумный город. И неизменно на каждой такой вечерней прогулке она встречала такого же, как и она, одинокого мужчину. Их маршруты всегда пересекались в одном и том же месте, в одно и то же время. Можно было сверять часы. Это становилось уже традицией: два незнакомых человека встречались на дорожке, обменивались взглядом и продолжали свой путь в противоположном направлении друг от друга.

На пятый день Марина не выдержала и расхохоталась.

-Марина, Вы смеетесь надо мной или над ситуацией? – неожиданно заговорил мужчина.

— Мы знакомы? – перестав смеяться, спросила Марина.

-В столовой вы сидите недалеко от меня и именно так к Вам обращаются ваши соседи по столу.

-Странно, я вас никогда не видела внутри санатория. И уже даже решила, что Вы – плод моего воображения, такой старичок-лесовичок или Дед Мороз,- опять засмеялась Марина.

-Ну, не такой уж я и старичок, — улыбнувшись одними только глазами, парировал новый знакомый. – Мне всего лишь 43. И, кстати, забыл представиться, Фёдор.

-Очень приятно, Фёдор. И не обижайтесь. Про старичка это я так, образно. Тем более что и сама уже давно не пионерка. А давайте гулять вместе, а то, если честно, мне немного страшновато одной среди ёлок. Я каждый раз, как те ёжики из анекдота: «Ёжики плакали, кололись, но продолжали лезть на кактус».

— А давайте! С удовольствием буду Вашим рыцарем и охраной. Потому что тоже боюсь в одиночестве бродить по тёмному лесу. Только пусть это будет наш секрет, – всё так же улыбаясь только кончиками глаз, ответил Фёдор.

Весь следующий день Марина провела в ожидании вечерней прогулки. Волновалась, как перед первым свиданием, хотя и отдавала себе отчёт в том, что совершенно не знает этого человека, не знает, как и зачем он оказался здесь, почему один и один ли он. Может он ждёт приезда жены к праздникам. Всё это она и намеревалась выяснить прямо сегодня.

Но совместного променада не состоялось. Фёдор в назначенное время не явился. Не пришёл он и через полчаса и даже через час. И Марина почему-то разозлилась. Даже обиделась.

«А на что обижаться? Ты только узнала, как его зовут, он тебе ничего не должен. Что ты возомнила, вообще? Тоже мне королева! Да, он забыл! Может он забыть о вашей встрече? Да запросто! Ты кто такая? Какая-то странная тётка, которая бродит по вечерам теми же тропами что и он. Таких как ты там могло топтаться ещё человек 10. А он один. И ничего тебе не обещал. Да ты на мужа так не злилась, когда он с чемоданом к молодой любовнице ушуршал через двадцать пять лет жизни супружеской. Что ты тут разводишь цирк на ровном месте?!» — внутренний голос не унимался и постепенно Марина успокоилась. Посмеялась над своими фантазиями, взяла в руки книгу, и углубилась в жизненные перипетии главных героев очередного любовного романа.

Следующее утро было последним утром уходящего года, впереди торжественное празднование и здравствуй жизнь новая, обнулённая и, конечно же, счастливая. Марина не спешила вставать с кровати, на завтрак она решила не ходить. Кушать не хотелось, а ещё больше не хотелось встречаться с Фёдором и делать вид, что ничего не произошло. Где-то в глубине души она всё-таки ещё немного на него злилась.

Тем более, вчерашняя книга оказалась настолько интересной, что вполне смогла заменить собой завтрак. Марина увлеклась чтением и не сразу услышала, что в дверь номера стучат.

Пришлось встать и открыть дверь, дабы не пугать сотрудников санатория, которые уже, наверное, объявили её во всесоюзный розыск. На пороге действительно стояла администратор, но судя по её широкой улыбке, она пришла не на поиски трупа потерявшейся постоялицы. Огромный букет белых хризантем так же подтверждал факт её добрых намерений.

-Марина Анатольевна, это Вам! – и она протянула букет удивленной Марине. – Извините, это просили передать ещё вчера, но моя сменщица забыла предупредить, только сегодня вспомнила и перезвонила.

-Вы ничего не напутали со своей сменщицей? Это точно мне?

-Берите, берите. Это точно Вам. Это Фёдор Алексеевич оставил, когда в город уезжал. Знаете, он уже больше 10 лет у нас Новый год встречает. Традиция такая семейная… — на этих словах женщина запнулась — Была семейная… А вот уже третий год он тут один. Овдовел. Но Вы не думайте, он букетами не разбрасывается. Это, вообще, в первый раз. Мы даже забыли, как он улыбается. Приезжает, оплачивает номер, встречает Новый год и уезжает… Вот… Возьмёте?

-Да, да, конечно, спасибо вам огромное.

Закрыв дверь, Марина заметила среди цветов маленький белый конверт.

«Марина, прошу прощения за моё внезапное исчезновение. Вынужден уехать в город, не успею вернуться к нашей прогулке. В качестве компенсации прошу принять этот скромный букет. И очень надеюсь, что Вы согласитесь стать моей спутницей на завтрашнем празднике. Фёдор»

— Неожиданно… И приятно. Чёрт возьми, мне приятно! – воскликнула довольная Марина.

На обед Марина тоже не пошла, решив хорошенько выспаться перед встречей Нового года. Но выспаться не получилось, настойчивый телефонный звонок выдернул её из сна.

-Маришка, а ты где? Я вот пришёл домой, а тебя нет. И холодильник пустой. Мы как Новый год собираемся встречать? А знаешь, я тут подумал, давай в ресторан. Самый лучший. Прям вот возьмем и отпразднуем шумно, весело. Как раньше.

-Никифоров, ты заболел? Ты нормальный человек вообще? Ты действительно думаешь, что можно вот так вот возвращаться за 6 часов до Нового года, как ни в чём не бывало и требовать еды в холодильник и праздника шумного? Ты дверями не ошибся? Или ударился может сильно? Нет? Амнезия? Или впал в маразм? Какой дом, какой Новый год? Ты меня бросил! Месяц назад, помнишь? Встретил женщину мечты. А теперь что? Потерял и решил вернуться туда, где тепло и вкусно? Так нет там уже никого. Никого и ничего. Холодильник пуст и абонент недоступен.

-Маришка, ну не начинай. Ну что у тебя впереди? Там же неизвестно ничего. А я уже изучен и приручен.

-Никифоров! Меня эта неизвестность не пугает, я её жду. Я открыта новому и неизведанному. А вот твоя облупленность меня пугает. Поэтому давай, с Новым годом, с новым счастьем и прощай.

Телефон звонил ещё несколько раз, но, поняв серьёзность Марины, сдался.

И снова стук в дверь.

-Да что ж такое то, поспать мне дадут сегодня или нет?!

-Извините, Марина – на пороге стоял Фёдор – я думал, что мы успеем ещё наверстать вчерашнюю прогулку.

-Это вы меня извините, неприятный разговор. А прогулка это же просто отличная идея, Проходите, я быстро соберусь. И спасибо вам за цветы, они чудесны.

Такого волшебного Нового года у Марины не было уже давно. А может быть и никогда. И даже погода была такой, что уходить из леса не хотелось. Тихо, безветренно и только большие белые хлопья падают с неба, искрясь и сверкая в свете фонарей.

Словно прочитав её мысли, Фёдор вдруг предложил:

-А может, мы встретим Новый год под настоящей ёлкой? В лесу. Я тут заприметил одну очень красивую. И желания можем загадать, я захватил бокалы и шампанское.

Даже, если бы он сейчас предложил Марине полететь в космос и встретить Новый год на орбите, она бы не раздумывая согласилась. Почему-то ей было очень спокойно и уютно рядом с этим мужчиной с улыбающимися глазами.

-У меня встречное предложение – давайте перейдем на «ты».

-Ну вот. Ты меня опередила. Теперь придётся обойтись без бокала шампанского «на брудершафт»,- засмеялся Фёдор.

-Оставим это на потом – многозначительно улыбнувшись, ответила Марина.

За пять минут до Нового года, они нашли ту ёлку, о которой говорил Фёдор. Она действительно оказалась сказочно красивой. Одна, на опушке, окруженная вековыми соснами. Марина радовалась, как ребенок. Ещё немного и она бы пустилась в хоровод вокруг неё. Вдруг взгляд её упал на что-то яркое и блестящее, висевшее почти на самой верхней ветке.

— Фёдор, а ты не один эту ёлку заприметил. Смотри, кто-то даже и украсил её.

-Это подарок. От Деда Мороза. Тебе. – Фёдор протянул руку и снял с ёлки небольшую коробочку в яркой подарочной упаковке.

Под бой курантов на телефоне Марина разворачивала подарок и благодарила Вселенную за эту ночь, за волшебство и за всё то новое, что входило в её жизнь вместе с новым годом.